Category: литература

фб

Как Маяковский с Мариенгофом переругивался



Поэты все же иногда дразнились, как школьники. А может - только так всегда и дразнились. Вот что в книге о Мариенгофе прочла:

«Имажинисты и футуристы вовсю поддевали друг друга. Один эпизод не без смака описан Рюриком Ивневым:

«На лестнице мы столкнулись с Маяковским. Мариенгофу ничего не оставалось, как поздороваться и добавить иронически:
– Владимир Владимирович, вы напоминаете мне тореадора.
Маяковский, держа в зубах папиросу, как сигару, вынул её на секунду.
– Вы хотите сказать, что похожи на быка. Не напоминаете даже телёнка.
– Я не люблю телячьих нежностей, а вы уворовываете у меня строчки.
– Я бы скорее повесился, чем стал копаться в вашем хламе!
– История рассудит, кто во храме, а кто во хламе, – парировал Мариенгоф.

– Вы не раз оскандаливались, когда в каком-то буржуазном листке писали про периодические дроби истории, намекая, что не сегодня, так завтра будет реставрация, – добавил Владимир.
– Не ошибаются олухи, гениальные люди всегда ошибались.

– Слушайте, Мариенгоф, могу составить протекцию – директор цирка просил найти клоуна.
Анатолий сделал серьёзное лицо и участливо спросил:
– Что же вы отказались?
– Потому, что вы предъявили читателям свою визитную карточку, где представляетесь клоуном и коробейником счастья одновременно. Удивляюсь, Рюрик, как вы выносите его пустую болтовню. – И, не оглядываясь, размахивая огромной палкой, напоминающей дубину, он стал быстро подниматься по лестнице.

Мы ничего не успели ответить, однако Анатолий сказал с раздражением:
– Что же ты его не отбрил?
– Толик, он ведь брил тебя, а не меня.
– Ты пытаешься острить?
– Нет! Я не хочу отбирать у тебя хлеб.
– Ты плохой союзник, – сказал Мариенгоф. – А всё-таки, Рюрик, я тебя люблю, потому что ты не такой, как все, и за это многое прощаю!»

фб

Подскажите хорошую книгу - в аудио. Но без депрессивных страданий, сплина и горечи!



Дорогие, подскажите аудиокнигу - чтоб хороший язык, настоящая литература. Но чтоб ничего депрессивного! Ни капли! Заколебали душевные страдания унылых героев, ей-богу. Они ведь еще и помирать там начинают, кашляют чахоточные эти. Или о бренности бытия размышляют. Или старушек топориками мочат. Ну невозможно!

У человека в России и так один сложный период за другим, и так он, бедолага, из последних сил держится, ищет крохи радости, балансирует на грани, а от такой высокой литературы вообще в окошко того и гляди выбросится.

А вообще это проблема - найти "легкое чтиво", написанное талантливым автором, без смертей, болезней, хандры, запоев, драмы, горьких шуток, боли, тоски, нагнетания в стиле "всё пропало". Ну нечего, нечего нашему человеку слушать, кроме "Гордости и предубеждение". Хоть бери и пиши сам.

фб

Двухколесная анархия



Я спокойно шла по тротуару и слушала «Евгения Онегина» в наушниках, подняла руку, чтобы поправить волосы — и тут же получила по локтю от пролетевшего мимо велосипедиста. Господи боже! Александр Сергеевич, ты это видел? На тротуаре!.. А моей подруге такой же лихой ездок надорвал крестообразные связки на обеих ногах: ее, сбитую, стали поднимать, а у нее колени назад выгибаются, как у страуса... Где же нам, пешеходам, гулять, если на тротуарах сейчас так же опасно, как и на проезжей части? Разбираюсь с коллегами.

Читать дальше...



Я в Фейсбук: https://www.facebook.com/natalia.radulova
Я в Контакте: https://vk.com/n_radulova
фб

Цветаева в исполнении Волочковой



Волочкова объявила, что сняла клип, в котором исполнила известный романс на стихи Марины Цветаевой: "Это вам сюрприз в преддверие нового года". Да уж, сюрприз так сюрприз - бесценные строчки великой поэтессы в исполнении главной эскортницы 1990-х. Опошлила своим присутствием балет, теперь за другое достояние России, за поэзию серебрянного века взялась? Но Волочкова уверена: "Каждый из вас порадуется этому результату"... Ну-ну. Представим как будет выглядеть этот клип?


__
Давайте дружить!
Я в Инстаграм
Я в Фейсбуке
Я в Контакте
фб

Как в селе Большие Избищи появился памятник Владимиру Высоцкому и клуб усталых мужчин

Житель села Большие Избищи, что в Липецкой области, установил памятник Высоцкому. А в своей избе организовал настоящий центр поклонников поэта, куда приезжают мужчины со всей страны — чтобы отдохнуть от проблем, суеты и женщин.

https://instagram.com/p/BohZj7_Ae7-


https://www.kommersant.ru/doc/3744331
фб

Сколько тратили на жизнь Пушкин и Гоголь

Это бюджет чиновника Н.В. Гоголя, получавшего 400 рублей жалованья в год. Это он в письме к матушке отчитывается о своих расходах в Санкт-Петербурге за декабрь 1829 года. Понятно, что если бы не материальная помощь матери, «русский писатель», как он сам себя назвал, не выжил бы))

https://instagram.com/p/Bj4lQvgAo4n


Гоголь, устроившись писцом в Департамент государственного хозяйства и публичных зданий, стал снимать вместе со знакомым квартиру. Но его жалования в 400 рублей в год не хватало даже на съём жилья. Вот что он сообщал из Петербурга матери: «Жить здесь не совсем по-свински, то есть иметь раз в день щи да кашу, несравненно дороже, нежели думали. За квартиру мы платим восемьдесят рублей в месяц, за одни стены, дрова и воду. Она состоит из двух небольших комнат и права пользоваться на хозяйской кухне. Съестные припасы тоже недешевы».

Кстати, А.С. Пушкин осенью 1831 года, вскоре после женитьбы, за квартиру в бельэтаже из девяти комнат на Галерной улице, близ Английской набережной, платил в год 2500 рублей. Еще дороже стоила Пушкину квартира из двенадцати комнат в третьем этаже на Б. Морской улице, снятая в 1832 году. Ее цена была 3300 рублей в год. А последняя, снятая осенью 1836 года квартира поэта из одиннадцати небольших комнат в бельэтаже дома на Мойке обходилась в 4300 рублей в год. Много это или мало? 3500 рублей составляли расходы на еду за весь год всей семьи и прислуги, а за четверку лошадей А.С. Пушкин платил содержателю извоза 3600 рублей в год. А были еще расходы на бальные туалеты, книги и многое другое.

(Данные из книги Е.Юхневой «Петербургские доходные дома»)
фб

"Мой ципленачик"



С молоденькими глупыми девушками обычно связываются мужчины среднего возраста. Это над ними хихикают друзья: "А по утрам ты ее сам в школу отвозишь?", это им приходится выслушивать от посторонних: "Ваша дочь так на вас похожа" и терпеть круглосуточные щебетания вроде: "А мы чо, мы с Ленкой такие на зачете на измене сидим, чо".

Хорошо, если мужчина сам дурак — жизнь с такой красоткой его вполне устроит. Но если он человек неглупый, то рано или поздно он начнет краснеть, выводя свою избранницу в свет. Как краснеет одна моя знакомая — в 45 лет она связалась с 25-летним фитнес-инструктором, и теперь ее раздирают противоречия. Инструктор ей нравится — когда он молчит и поигрывает мышцами. И когда чай ей приносит. И когда массаж после тяжелого трудового дня делает. Но когда он открывает рот и начинает вещать, к примеру, о политике, ей хочется удавиться. "Я думала, что только мужчины западают на юных идиоток,— признается она.— Даже представить не могла, что сама окажусь в такой ситуации. Я филолог, знаю английский, французский и испанский, а вынуждена общаться на птичьем языке и читать на холодильнике записки вроде "Люблю тебя мой ципленачик"".

Мы ее теперь в шутку называем Кюхельбекером. Поэт Кюхельбекер, друг и одноклассник Пушкина, женился на дочери почтмейстера. Выбора у него особого не было — декабрист в сибирской ссылке, какой уж там выбор? Хотя мог Вильгельм Карлович, конечно, и в Сибири поискать женщину образованную. Но в свои 40 лет воспылал он чувствами к молоденькой девушке и думать ни о ком другом не мог. Восторженно писал он о невесте Пушкину: она, мол, в своем роде "очень хороша — черные глаза ее жгут душу; в лице что-то младенческое и вместе что-то страстное".

Но нет интеллектуалам покоя со страстными девушками, особенно если те грамоте не обучены. Кюхельбекер писал поэмы, элегии, критические статьи, переводил с европейских и древних языков. А юная жена требовала сказок. "Она охотница слушать сказки,— сообщал он сестре,— а под видом сказок можно будет ей передать и кое-какие правила... Она узнает от меня священную историю и учение евангельское — будет с нее покуда и этого".

Остается только догадываться, как Вильгельм Карлович страдал, видя ту пропасть, которая его разделяла с супругой. А ведь супруга ни в чем не виновата — милая, добрая красавица, она старалась устроить быт, воспитывала детей. Что она могла еще? Кюхельбекер это понимал. Но в своем дневнике, обращаясь к сыну, все же с горечью советовал: "...научись из моего примера, не женись никогда на девушке, как бы ты ее ни любил, которая не в состоянии будет понимать тебя..."

"Хотя бы замуж за него не выходи,— советуют и моей приятельнице все, кто желает ей добра.— Ты же не в ссылке. Вокруг полно более достойных мужчин". Она кивает: "Ну конечно! Это просто ни к чему не обязывающий роман. Я же понимаю, что мы очень разные", но тем не менее про глаза своего инструктора она тоже может рассказывать долго и поэтично. Не к добру.
фб

Веку не солги...



Я плохо этот фильм помню. О существовании знаю, но даже не уверена, что смотрела его. (Революция, погони, стрельба - это меня всегда мало волновало). Но сейчас на "Радио Книга" услышала рассказ о создании "Неуловимых" и несколько строчек из этой песни. Кольнуло: ох, что это? Начала искать - стихи Роберта Рождественского, музыка Яна Френкеля, исполняет Владимир Трошин. Гениально. Вот такое внезапное открытие взрослого человека - песня "Глухо спит война".

Глухо спит война,
Полночь холодна,
Ветер гудит как струна,
Сердце, не грусти,
Птица, прочь лети,
Пуля, вдали просвисти,
Сердце, не грусти.

Много сотен дней
Только храп коней,
Отблеск тревожных огней,
Горе и беда
Сгинут навсегда,
Плечи расправят года.

Веку не солги,
Другу помоги,
Струсить в бою не моги.
День наш не погас,
Может и не раз
После расскажут про нас.

Песней станем мы,
Сказкой станем мы,
Будем как правда прямы.
Жили мы не зря,
Были как заря
В небе победно горя!
фб

I'll kill her



Тут у одной барышни, Инны, муж загулял. Теперь она целыми днями лежит, отвернувшись лицом к стене, и слушает песенку I'll kill her. Иногда встает, отправляет разлучнице эсэмэску: "Гадина, я до тебя еще доберусь. Я знаю, где ты работаешь! Дрожи!" — и снова валится в постель. Вечером с работы приезжает благоверный, и она его обнюхивает: "Миша, если я узнаю, что ты с этой опять встречался, я убью ее, клянусь. Хрясну прямо в висок большой бутылкой этих ее вонючих Miss Dior Cherie".

Иногда, когда становится совсем уж невмоготу, Инна рассуждает в своем блоге о том, какие все-таки стервы те, кто спят с чужими мужьями. Публика — два десятка подруг — ее дружно поддерживает, не задумываясь о том, что Миша сам искал дорогу к дому той женщины, поднимался к ней в лифте, звонил в дверь и улыбался, протягивая открытые ладони: "Ну, здравствуй. Иди ко мне". И это он, а не эта посторонняя тетка, давал Инне супружеские клятвы, обещал хранить верность и не обманывать. Почему ж тогда все претензии не к нему?

Гнев, который в этой ситуации испытывает Инна, вполне понятен. Вот только направляет она его не в ту сторону. Да и вообще жены, которые не выясняют отношений со своими мужьями-бабниками, обычно избирают два пути, в зависимости от темперамента. Те, кто побойчее, выплескивают агрессию на соперниц. Как в фильме Шукшина "Ваш сын и брат" деревенская женщина говорит своему мужу: "Иван, если будешь пялить глаза свои котячьи на эту телку, знай: я встану и отлаю ее при всех". Ивана такая перспектива не пугает: "Ну и что? Ты тем самым только скомпрометируешься, больше ничего". Женщина яростно: "Пускай я себя скомпрометирую. А ее все равно отлаю!"

Другие, более деликатные барышни, злость направляют обычно на себя. Жена Даниила Хармса рассказывала о своей жизни с писателем: "Я устала от его измен и решила покончить с собой. Как Анна Каренина. Я поехала в Царское Село, села на скамеечке и стала ждать поезда. Прошел один поезд. Я подумала, что нет, брошусь под следующий. Прошел второй поезд, а я все сидела и смотрела на удаляющиеся вагоны. И думала: "Брошусь под следующий..." Пока я решалась, совсем стемнело. Я подумала: "Ну что хорошего будет, если я брошусь под поезд? Все равно это ничего не изменит"". Она вернулась домой и продолжила терпеть дальше — стучалась перед тем, как войти в комнату, а то вдруг там Хармс с очередной любовницей.

Кем бы такая жена ни была — дояркой из совхоза "Путь Ильича" или наследницей рода князей Голицыных,— она никогда не рискнет обвинять собственного супруга. Ей легче "облаять" кого-то другого или даже попытаться убить себя, лишь бы не признавать очевидного: она живет с мерзавцем. Мерзавцу она отдала лучшие годы, с мерзавцем засыпала и просыпалась, завтракала: "Подлить тебе еще чайку?", мерзавцу рожала детей: "Смотри, смотри, Миша, она пошла! Сама пошла! Неси фотоаппарат быстрее!" Признать это невозможно. Невозможно отречься от прошлого, от счастья, которое было. От Миши или Дани — прежнего. Легче закрыть глаза, отвернуться к стене: "Нет-нет, это неправда. Он не мог. Это кто-то другой... Другая виновата. Я виновата. Мир виноват. Но сам он, любимый, родной, ни за что бы так не поступил с нами. Иначе все было зря. Я была зря".