Category: история

фб

Мастера гостеприимства? Как в Советской России обслуживали туристов.



Знаете кто написал книгу о няне Мэри Поппинс? А знаете, что до того, как стать знаменитой, эта писательница приезжала в Советскую Россию - как туристка? В 1932 году англичанка Памела Трэверс купила тур: она была в Ленинграде и Москве, о чем и рассказала затем в очерках: "Священная Москва! Как она кипит и пузырится – в солнечных лучах луковицы-купола переливаются всеми цветами радуги, а ночью кажутся бледными светящимися сферами на фоне звездного неба! Этот поразительный город похож на гигантские кинодекорации".

Но Памела жаловалась на российскую "индустрию гостеприимства": неудобен везущий писательницу в Ленинград теплоход, неудобна гостиница, из крана в которой не идет вода (ни горячая, ни холодная), общепит так себе: "Как бы нам хотелось спрятаться в укромном местечке от этих взглядов и мирно вкусить подбадривающего напитка, но в России нет укромных местечек", а еще программа составлена так, что туристам все время было то холодно, то голодно, то скучно...

В те годы, как ни странно, к нам приезжало немало интуристов. (Интересный документ, передающий дух и колорит той эпохи – картина «Интуристы в Ленинграде», написанная в 1937 году художником Иваном Алексеевичем Владимировым). Однако удобств Советская Россия тогда могла для гостей предоставить действительно мало:

"Зачастую зарубежных гостей поражало явное несоответствие между внешней помпезностью и убогим (но при этом недешевым) сервисом. Имевшие место в зиму 1929-1930 гг. случаи, когда иностранцы ночевали в ванных комнатах, в коридорах и даже на вокзалах, или же, из-за невозможности получить комнату, должны были возвращаться обратно, - самым пагубным образом отозвались на выполнение туристических заданий. Когда же удавалось получить комнату в гостинице, в большинстве случаев помещения были грязными, с несвежим бельем и без ванн. Уборные были настолько загрязнены, что ими было невозможно пользоваться.

В отношении питания отзывы также были, чаще всего, неблагоприятными:Collapse )
фб

Как Маяковский с Мариенгофом переругивался



Поэты все же иногда дразнились, как школьники. А может - только так всегда и дразнились. Вот что в книге о Мариенгофе прочла:

«Имажинисты и футуристы вовсю поддевали друг друга. Один эпизод не без смака описан Рюриком Ивневым:

«На лестнице мы столкнулись с Маяковским. Мариенгофу ничего не оставалось, как поздороваться и добавить иронически:
– Владимир Владимирович, вы напоминаете мне тореадора.
Маяковский, держа в зубах папиросу, как сигару, вынул её на секунду.
– Вы хотите сказать, что похожи на быка. Не напоминаете даже телёнка.
– Я не люблю телячьих нежностей, а вы уворовываете у меня строчки.
– Я бы скорее повесился, чем стал копаться в вашем хламе!
– История рассудит, кто во храме, а кто во хламе, – парировал Мариенгоф.

– Вы не раз оскандаливались, когда в каком-то буржуазном листке писали про периодические дроби истории, намекая, что не сегодня, так завтра будет реставрация, – добавил Владимир.
– Не ошибаются олухи, гениальные люди всегда ошибались.

– Слушайте, Мариенгоф, могу составить протекцию – директор цирка просил найти клоуна.
Анатолий сделал серьёзное лицо и участливо спросил:
– Что же вы отказались?
– Потому, что вы предъявили читателям свою визитную карточку, где представляетесь клоуном и коробейником счастья одновременно. Удивляюсь, Рюрик, как вы выносите его пустую болтовню. – И, не оглядываясь, размахивая огромной палкой, напоминающей дубину, он стал быстро подниматься по лестнице.

Мы ничего не успели ответить, однако Анатолий сказал с раздражением:
– Что же ты его не отбрил?
– Толик, он ведь брил тебя, а не меня.
– Ты пытаешься острить?
– Нет! Я не хочу отбирать у тебя хлеб.
– Ты плохой союзник, – сказал Мариенгоф. – А всё-таки, Рюрик, я тебя люблю, потому что ты не такой, как все, и за это многое прощаю!»

фб

Какая сказка! Какой язык, а!

«Сказка про новую ворону». Автор,
Кондурушкин Степан Семенович, родился в 1874 году в крестьянской мордвинской семье. Учился в семинарии, был сельским учителем, поступил в Казанский учительский институт, по окончании которого в 1898 году был приглашен на службу в Сирию, где проработал 5 лет в разных должностях (учитель, зав. шк. округа, пом. инспектора русской школы). В 1903 году оставил службу. Первое произведение отослал в журн. «Русское богатство», но его отклонили как слабое, посоветовав писать очерки. В 1901 - 1906 гг. в «РБ» печатаются его очерки и рассказы - цикл «Из скитаний по Сирии». В эти годы был вольнослушателем Петербургского университета. В 1908 году побывал у Горького на Капри. Увлекся идеями богоискательства. Переписывался с Горьким, разошелся с ним во взглядах. Печатался в журналах «Мир божий», «Образование». С 1908 года был корреспондентом газеты «Волжское слово». Принял участие в экспедиции на Новую Землю, написал очерк. Во время Первой мировой войны был военным корреспондентом. Не приняв Октябрьской революции, уехал из Советской России в занятую белыми Самару, затем в Омск, где и умер в 1919 году.



Стоит на реке Волге село Обваловка. Около Обваловки лес большой, старинный.
А в лесу жила ворона.
Ворона, с виду, самая обыкновенная как и все прочие вороны: в сером жилете, в тёмной юбке, в тёмном платке. Глаза круглые, чёрные; нос толстый.
Ну, и голос был у неё вороний. Каркнет:
— Гр-р-рабят!
Жила она на одном сучке, в дедовском гнезде, может, уж лет тридцать. Воронят выводила, по деревне летала, пищи искала.
Плохо кормилась.
Мимо Обваловки по реке пароходы ходят. За пароходами чайки-величайки летают, что с парохода упадёт — подбирают.
Перед вороной величаются.
Ворона на сучке над водой сидит, а чайки на воду перед вороной сядут, красотой своей величаются. И так и эдак вертятся.
Говорят:
— Смотри, ворона, какие мы чистенькие да красивые! Платья на нас беленькие, ножки у нас красненькие! А у тебя одна жилетка белая была, и ту затаскала: серая стала.
— Мы за пароходами летаем, всякие сладости подбираем, в воде купаемся, каждый день умываемся. Оттого и чистые. Потому и гладкие.
— А ты в помойных ямах копаешься, в грязи живёшь. Тебя все гонят да бьют.
— А нас зовут и ждут.
— На палубе чистенькие дети ходят, нам калачики носят, по кусочку бросают, а мы подбираем.
— Хорошо живём.
Сидит ворона на сучке.
Молчит.


Задумалась наша ворона. Даже голова разболелась, и нос от раздумья горячий стал.
Трудно было вороне.
Деды и прадеды около Обваловки жили, по задворкам кормились, кроме своей деревни нигде не бывали. На одном сучке жили, воронят плодили.
Здесь и подохли.
Как же нашей вороне не по-дедовски жить?
Засмеют!
Заклюют!
Страшно…
А была наша ворона умная. И говорит сама в своём уме:
«Дай и я за пароходом полетаю, своего счастья испытаю. Пусть смеются, пусть бранятся.
Насмеются и устанут.
Побранятся — перестанут.
А я попробую».
Видит — идёт пароход.
И полетела за пароходом.
А чайки-величайки над ней смеются.
— Зачем ты, ворона, прилетела?
— Отчего на своём сучке не сидела?
— Потонешь!
Ворона молчит, за пароходом летит, в воду смотрит.
Увидала что-то в воде, кинулась. Крылья намочила, чуть не потонула. Носом ухватила, вытащила.
Смотрит — пробка!..
А чайки хохочут. Даже в воду со смеху попадали. На волнах качаются, перед вороной величаются.
Дразнят.


Назад полетела ворона.
Когда против ветра летела — была ничего себе, ворона как всякая ворона. А полетела по ветру — ветром перья все на ней приподняло, — помелом стала ворона.
А чайки гладенькие, чистенькие вокруг вороны летают, от смеху помирают.
Даже заплакала ворона от стыда и досады.
На гнездо прилетела, целую ночь проплакала.
О сучок слёзы вытирала.
Думала.
Сама с собой рассуждала.
«Ну, что ж! Всякое дело уменья требует. Научусь, буду и я не хуже чаек за пароходами летать, в воде сладости подбирать. Никто в один день мастером не сделался.
Ещё попробую».
На другой день, как только завидела ворона пароход, опять за ним полетела.
Палуба белая, чистая. На палубе господа гуляют, чай, кофей попивают. Нарядные дети бегают. Играют.
Стоит у перил девочка, булочку ломает, чайкам по кусочку бросает. Чайки хватают да глотают, даже до воды не допускают.
С лёту берут.
Ворона шасть туда же. Близко подлетела, да как крикнет по старой привычке:
— Гр-р-рабят!
Это уж, извините, такая у вороны поговорка, — к делу и не к делу «грабят» кричать.
Девочка от удивления всю булку из рук выронила.
А ворона тут как тут. Нос свой как железные клещи раскрыла, булку подхватила, да к себе на сучок и полетела.
Чайки уж не смеются.
Рассердились.
— Вишь, — говорят, — ворона, так и есть ворона, мужицкая лапа. Целую булку ухватила.
— Проклятущая!
Погнались было за ней чайки. Наперерез залетали. «Брось!» — кричали.
Да где тут, не вырвешь.
Унесла.
На сучке своём и съела.


Сама себя не узнала ворона, когда булки наелась.
Никогда она такой пищи не пробовала. Лёгкость такую в себе почувствовала, что, кажись, под небеса бы взлетела.
Даже сон ей особенный этой ночью приснился. Будто дерево стоит, дуб старинный. А на нём булки растут.
Мно-о-о-ожество!
Обрадовалась во сне ворона. Да только от этого пользы никакой не вышло. Во сне порадуешься много, а не поешь ничего. Всё голодный проснёшься.
На другой день опять ворона за пароходами полетела.
И стала с тех пор наша ворона за пароходами летать, себе пропитание по-новому добывать.
Над вороной смеялись.
Ворону ругали.
— Ты, — говорят, — ворона, не по-вороньему живёшь. Это чайки-величайки за пароходами летают, с барского стола кусочки подбирают. А мы — вороны, мужицкие птицы. Испокон веков в Обваловке жили, горе и радость с мужиками делили.
— А ты куда полезла?
— Умнее дедов хочешь быть?
— По-новому думаешь жить?
— Да мы тебя заклюём!
— Да мы знаться с тобой не станем!..
Только поговорили, а не заклевали.
Погалдели, посмотрели, да и сами начали за пароходами летать.


Когда по Волге на пароходе поедете, так и увидите. Летят за пароходом белые чайки, а между ними одна или две вороны.
И полёт, и голос, и одежда, и все повадки — всё старое, воронье. Только по-новому жить стали.
Из Обваловки улетели. Живут уж, где Бог приведёт: сегодня здесь, а завтра там ночуют.
Конечно, не все вороны жизнь свою переменили. Сразу это не делается.
Однако, многие уж теперь за пароходами летают.
фб

Герои труда - тогда и сейчас



Какие профессии считались престижными в советское время? Точнее - какие профессии были и престижными, и почетными? Сразу исключаем всяких там космонавтов и чиновников высоких рангов - это отдельная история.

Хорошие зарплаты в СССР получали те, чья работа была связана с риском для здоровья. Самый известный пример - шахтеры, особенно проходчики. В 1980 году хороший проходчик мог получать до 1000 рублей, а шахтеры-рекордсмены зарабатывали ещё больше. Конечная сумма складывалась нормы выработки, стажа, партийности, наград за ударный труд. Ну и, конечно, сплошной почет и уважуха.

Телятница, которая, кстати, была у нас на обложке в "Огоньке", зарабатывала вполне нормально для того времени. Недавно я делала репортаж о семье той нашей советской героини, так ее дети вспоминают, что отец и мать, трудясь на ферме, и дом большой строили, и детей хорошо одевали, и всякие там паласы-стенки, и мотоциклы старшим сыновьям покупали. Правда, и впахивали будь здоров. Но награды, санатории - это тоже все присутствовало.

В СССР также ценились высококвалифицированные рабочие, токари, слесари, настройщики оборудования. Их зарплата складывалась из ставки и премий за квалификацию. Чем выше разряд работника, тем выше зарплата. В начале 1980-х «топовые» специалисты получали 500-1000 рублей. (При этом директор завода не мог зарабатывать больше, чем самые высокооплачиваемые рабочие его предприятия). Например, начальник цеха в Электростали получал около 500 руб. Старший сталевар открытой электропечи — до 600 руб. Какой-нибудь Герой Социалистического Труда мог получать до 700 рублей. Плюс к этому - разнообразные льготы, санатории, приоритет в очереди на жилплощадь и другие ништяки. Получалось, что рабочий высочайшего класса получал примерно как профессор.

Ученые получали поменьше. Но их почему-то было много. С 1930-го по 1980 год численность ученых в СССР удваивалась каждые 6–7 лет. В 1970–1980-е годы около 4% всех занятых в народном хозяйстве составляли научные работники. Высшее образование в СССР хоть было престижным, но большинству выпускников не давало высоких доходов. По окончании ВУЗа молодой специалист мог рассчитывать на 65-120 рублей, "красный диплом" прибавлял 5 рублей к зарплате. Опытный инженер получал 150-170 рублей, но все равно - не густо. Да и не очень почетной считалась такая профессия. На обложки не фотографировали, героев соцтруда не давали, на трибуны не приглашали.

А вот сейчас профессия программиста, по сути, того же инженера, вполне денежная. И почему-то - престижная. Вон в Казани сейчас начался конкурс программистов. Так там 600 молодых команд со всех регионов собралось, им все условия, руководитель Администрации президента РФ их как космонавтов приветствует: "Сегодня, когда мир стремительно меняется, конкурентоспособность страны, будущее страны определяется уже не наличием природных ресурсов, зданиями, сооружениями и даже технологиями, оно на самом деле определяется людьми, определяется вами!", работодатели за них конкурируют, гранты им раздают, награды денежные вручают, все СМИ про них пишут. Ну только красных широких лент через всю грудь не хватает этим звездам цифровой экономики.

С одной стороны - все понятно, мир меняется, в цене теперь другие профессии. И нынче молодой специалист-программист может уже не выкручиваться на условные "120 рублей". (И ему не надо переживать, что импортные сапоги стоят примерно столько же, а на хорошее пальто с меховым воротником вообще надо 3-4 такие зарплаты откладывать). Но ведь их деды и отцы, советские инженеры, совсем иначе начинали, и перспектив таких не имели. Поэтому не совсем понятно: когда такой "инженерный" труд оценивался более реально: тогда, в эпоху "120 рублей, потолок 170", или сейчас, когда у ботана-программиста доход может быть, как у всех шахтеров и телятниц вместе взятых?
фб

Средний рост мужчин в России в начале 20-го века - около 2 аршин 4,4 вершков (161,8 см)



В 1730 году установленный рост для рекрутов - 2 аршина 4 вершка; но годных людей такого роста оказалось мало и уже в 1737 году решено было брать 30-летних в 2 аршина 3 1/2 вершка, а более молодых - и меньшего роста (еще могут подрасти).

Средний рост новобранцев 1874-1883 гг: 2 аршина 4,4 вершков или 161,8 см.

Генерал Гурко в докладе военному министру констатировал: «… Последний рекрутский набор по Новороссии свидетельствует о вырождении русского солдата… Крестьяне худы и малорослы, недотягивают до строя полтора вершка (менее 160 см). Многие рекруты первый раз пробуют мясо только в армии…».

Самый серьезный «скачок» в росте начался уже в советское, послевоенное время, в конце 1940-х гг. Средний рост мужчин СССР в 1960-70-x гг. был уже 167-168 см, женщин - 156-157 см.

К концу 1980-х годов средний рост мужчин составлял 176 см, а женщин — 164 см.

По данным ВОЗ, средний рост мужчин в России сегодня — 178 см, женщин - 166 см.

фб

Илья Репин. Манифестация 17 октября 1905 года.



"...В первой же линии, прямо «в рот» зрителю, орет песню курсистка II или I (никак не IV) курса, в маленькой меховой шапочке, с копной волос, вся в черном. Она вся «в затмении» и ничего не видит, ничего не слышит. О, она вполне самостоятельна в свои 17 лет, и ничему не вторит, никому не подражает! Великий художник так ее и поставил, не связно ни с кем! Сложение ее рта (открыт, поет песню) и ее глаза - да они рассказывают больше тома «Былого», они уясняют революцию лучше всяких «историй» о ней.
Девочка совсем «закружилась»... В сущности, она «закружилась» своими 17 годами, но это «закружение возраста» слилось у нее с петербургским вихрем, в который она попала из провинции, приехав сюда только 1 1/2 года назад. И она сама не понимает, от возраста ли кричит, или от революции. Ей хорошо, о, как видно, что ей хорошо, что она вполне счастлива! И, ей-ей, для счастья юных я из 12 месяцев в году отдавал бы один революции..." (Василий Розанов, 1913).

фб

Новый мужчина Волочковой. Фото, видео.

Пару месяцев назад Волочкова заявила, что нашла нового любимого. Опять. Тогда же она начала вроде как шутить "Я теперь чеченка, хаха". Потом стала фоткаться в мусульманском свадебном платье во всех углах своего дома и всячески намекать на скорую свадьбу. (Картина "Волочкова и царь" - отдельная тема).



Collapse )
фб

"Бой Макгрегора и Хабиба — это битва цивилизаций"



"Стараниями религиозных ортодоксов этот коммерческий бой уже окрашен в цвета настоящей священной войны, - писал еще накануне боя hueviebin1. - Впрочем, любой, кто следил за темой, понимает, о чем я. Гордые воины Аллаха уже какой месяц кряду катком мчат по всемирной системе объединенных компьютерных сетей, угрожая и подвергая дикой травле любое сомнение в величии Хабиба...
Collapse )
фб

Доля женщин в науке. Интересные цифры.



Мы привыкли считать, что в плане феминизма и прав женщин мы - позади планеты всей. Но давайте будем справедливы. Когда-то советская Россия стала одной из первых стран, предоставивших женщинам избирательное право. Это был прорыв, без шуток. К примеру, на территории Британской империи женщины были уравнены в избирательном праве с мужчинами только в 1928 году - и то лишь благодаря яростной борьбе суфражисток, которые и жизней своих в этой борьбе не жалели. В Португалии женщины получили избирательные права наравне с мужчинами в 1974 году. В Испании первые парламентские выборы с участием женщин прошли в 1977 году. В Швейцарии женщины смогли голосовать после 1971 года - и то не во всех кантонах! (Последний кантон уравнял женщин в правах с мужчинами только в 1991 году). А женщины Саудовской Аравии право голоса получили лишь в 2011 году. Ну и так далее.

Мы были довольно прогрессивной страной и в плане акушерства, женского здоровья. Еще в 1870-х британка Флоренс Найтингейл написала «Заметки о послеродовых лазаретах», обратив внимание на «полное отсутствие любых способов обучения» повитух в своей стране. Она писала: «…Это фарс или насмешка – называть присутствующих на родах женщин акушерками. Во Франции, в Германии и в России практика, подобная нашей, считается женоубийством. В этих странах всё регулируется правительством, у нас – частным предпринимательством».

Или вот сейчас как бы мимоходом мы узнаём, что доля женщин в российской науке составляет 43% против 29% в мировой. (Для сравнения, в Великобритании этот показатель равен 39%, в Германии - 28%, в Японии - 16%).

Женщины составляют значительную часть высококвалифицированных кадров в России. Так, на 1 тыс. женщин 339 имеют диплом о высшем образовании, на тысячу мужчин - только 264.

Другое дело, что потом женщин начинают зажимать на рабочих местах, да и они сами сильно теряют в карьерном темпе, останавливаясь на роды, декреты, отпуска по уходу за больными родственниками и т.п. С этим надо что-то делать. Но изначально у нас нет проблем с образованием девочек, как в других странах, которые без конца корит ООН - даже наоборот!

Так что в каких-то сферах «женского вопроса» наша страна была и остаётся примером для других. Суфражистки, феминистки и даже акушерки нас приводили и, как это ни странно, продолжают приводить в пример. Да, проблем с дискриминацией, сексизмом у нас и сейчас предостаточно. Но есть и достижения. И как же ими не гордиться!