Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

фб

Как Айвазовский бил жену



Жизнь первой жены прославленного художника Ивана Айвазовского – Юлии Гревс - была несладкой. Муж бил ее смертным боем, да так, что женщина решила написать письмо царю-батюшке, заступнику.

Дочь врача-шотландца на русской службе, Юлия вышла за русского художника-мариниста армянского происхождения в 1848 году. Ему тогда был 31 год, ей – 19 лет. Она была обычной гувернанткой, а он - видный жених. Однако же он выбрал именно ее, скромную, тихую, послушную бесприданницу, за которой не стояла мощная семья и влиятельные родичи. Достаток, четыре дочери, счастливая семейная жизнь - на первый взгляд все в этой семье было нормально. Жена всерьез помогала мужу в его археологических изысканиях: сама занималась просеиванием земли из гробниц, вела учет находкам, отправляла их в Петербург. Она хотела разделить с супругом его жизнь и судьбу. Но не сложилось.

Биографы художника часто упрекают Юлию Гревс в том, что, дескать, заскучала вертихвостка в глуши, художник хотел творить, а она блистать на приемах. Ему идеально работалось в родной Феодосии, она же требовала вывозить ее в Петербург или хотя бы Одессу. Айвазовскому было не до этого, поэтому жена бросила прекрасно налаженный быт, забрала дочерей и сбежала в Одессу к своей матери - самовольно, без документов и без денег. В памяти потомков вина за неудачу брачного союза была возложена практически полностью на ее хрупкие плечи. Но так ли все было?

В фонде III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, хранящемся в ГА РФ, существуют крайне любопытные свидетельства, позволяющие взглянуть на этот семейный конфликт с точки зрения жены. Читаем письмо Юлии Яковлевны, которое она написала в 1870 году Александру II. По иронии судьбы письмо датировано 8 марта.



"Молодой, не знающей жизнь и людей, я вышла замуж за художника Ивана Константиновича Айвазовского, с которым была знакома весьма короткое время. Ревнивый и властолюбивый его характер приучил меня к покорности и боязни мужа. Вскоре он повез меня в Феодосию, где я была принуждена жить в продолжение двенадцати лет в кругу многочисленного его семейства, пропитанного воспитанием и нравами восточными - во всем противоположными полученному мной воспитанию, и я подпала под совершенную от них зависимость, под влиянием всех возможных с их стороны интриг с целью поселить раздор между мужем и мной и удалить его от меня и детей для своекорыстных целей.

Характер моего мужа и прикрытая лишь только наружным лоском, из опасения света, необузданная его натура, все более и более проявлялись в самом грубом и произвольном со мной обращении. Дурное на него влияние его семьи еще значительно усилилось по приезде из-за границы его брата отца Гавриила, воспитанника иезуитов.

Несправедливости и жестокость моего мужа ко мне, грубость и запальчивость внушили как мне, так и детям нашим, непреодолимое к нему чувство боязни и страха до того, что мы вздрагивали, когда слышали приближающиеся его шаги.

Постоянные эти волнения и душевные огорчения, невыносимые нравственные страдания и угнетения мало-помалу подточили мое здоровье и наконец вызвали, при других еще причинах, тяжкую болезнь, которая продолжалась три года, и последствия которой до настоящего времени кажутся неизлечимыми.

Болезнь моя, не вызывая сострадания, лишь только усилила озлобление и необузданность моего мужа до варварства, и я нередко подвергалась насилиям, следы которых были видны на всем теле и даже на лице.

Однажды муж мой бросил меня оземь в присутствии нашего управляющего; дети мои меня подняли, но от падения и нравственного потрясения кровь пошла у меня горлом. Другой раз он вывихнул мне руку, о чем может свидетельствовать вправивший ее пользовавший меня врач Эргардт и таврический вице-губернатор Солнцев, посетивший меня вслед затем.

С угрозой меня зарезать, он бросился на меня, больную женщину, с бритвой, я успела с силой, которую дает иногда отчаянье, вырвать ее из его рук и выбросить в открытое окно.

В припадке бешенства он другой раз схватил меня за горло, и я была освобождена из его рук сестрой доктора Эргардта, которая в то время находилась у нас в доме, но долго я носила на шее знаки от этого насилия. Этот последний поступок мужа моего вынудил меня послать за феодосийским полицмейстером Пасынковым, который при спросе о том должен будет подтвердить, как это, так и многое другое, хотя он потворствует во всем моему мужу.

О болезни моей и о перенесенных мной от мужа многократно побоев и насилий может свидетельствовать доктор Эргардт, нередко, как домашний врач, бывший тому свидетелем, а также и домашняя прислуга...



Вот та жизнь, которую я терпела двадцать два года, терпела, потому что единственным освобождением мне представлялась смерть, а также опасаясь осуществления угроз моего мужа, что он меня отправит к моим родным, а оставит у себя моих детей, единственное моё утешение, мою радость, мою жизнь.

Физические и нравственные страдания окончательно отняли у меня всякую силу воли, всякую самостоятельность, и от страха я покорялась горькой и, как мне казалось, неизбежной моей судьбе!

Три года тому назад, по счастливому стечению обстоятельства, нам удалось приехать в Одессу на зиму и, хотя муж мой чувствовал и понимал, что местные условия налагали на него узду общественного мнения, которой он не знал в Феодосии в кругу своих родных и других притворствующих ему лицах, — я тем не менее и тут должна была переносить его буйства, которые должны быть памятны прислуге гостиницы «Франции», в которой мы жили, и носить на лице следы его грубых оскорблений.

С тех пор мне удалось оставаться в Одессе, так как продолжающееся до сего времени болезненное моё состояние лишило меня возможности предпринять путешествие, и муж мой возвратился без нас в Феодосию.

Тут впервые мы вкусили блаженство спокойной богоугодной семейной жизни, нарушаемой лишь только кратковременными приездами и переполненными угрозами и упреками письмами моего мужа; но тут и я стала сознавать свои человеческие права угнетёнными рабством, и все свои священные обязанности относительно моих детей, их счастья и нравственного спокойства, — я узнала свои права как мать

Ввиду всего этого, по здравому обсуждению, поддерживаемая убеждениями моих взрослых детей, и их уверений, что они готовы даже своим трудом снискивать себе пропитание, чтобы спасти меня от тяжких мучений и истязаний, которым они были постоянными свидетелями, и уповая на помощь Всевышнего, я наконец решилась остаться в Одессе и не отправить в Феодосию, по требованию мужа, моих детей, для окончательного расстройства их здоровья».



Финальный аккорд вышел патетическим: "Убежденная по совести, перед Богом, что я свято исполнила свой супружеский долг, что я переносила от мужа сверх своих сил, и не желая срамить отца моих детей судебным преследованием и обнаружением сокровенных семейных тайн - я припадаю к стопам Вашего Величества, моля о справедливости и ограждении моего материнского достоинства, моих человеческих прав, дарованных щедротами Вашими каждой вышедшей из крепостной зависимости крестьянке. Я молю для себя и детей моих одного только спокойствия и ограждения от грубого произвола! Вашего императорского величества верноподданная Юлия Яковлева Айвазовская, рожденная Гревс".

Это послание не достигло августейшего адресата лишь потому, что проблема была решена III отделением, могущественным ведомством, чьим предназначением, по легенде, было утирать слезы страждущих.

Жандармский подполковник Кноп и его руководитель, шеф Отдельного корпуса жандармов Петр Андреевич Шувалов встали на защиту обиженной англичанки и ее дочерей и принудили строптивого художника уступить желаниям жены.

Свидетель Эргардт к тому же подтвердил, что Айвазовская «перенесла самые страшные женские болезни, от которых страдает до настоящего времени, что при всяком улучшении её болезни она возобновлялась через грубые и насильственные с нею поступки её мужа», которым он, Эргардт, в качестве домашнего врача, часто был свидетелем; что он однажды »вправил руку Айвазовской, которую ей вывихнул её муж», что сестра его, Эргардта, высвободила её из рук мужа, который схватил её за горло и стал душить, и что следы этого насилия были долго видны на шее; так равно он «неоднократно видел на её теле значительные синие пятна, свидетельствующие о полученной контузии».

Полицейские также выяснили: «Насколько г-жа Айвазовская была во всех отношениях подвергнута тяжким оскорблениям и мучениям даже со стороны родственников её мужа, чуждых всякого европейского воспитания, явствует из одного того случая, что во время тяжкой и опасной её болезни, мать её мужа вместе с ним вошла в её комнату и, в присутствии детей и доктора, обратилась к больной, кричавшей от невыносимой боли, со словами: «Чего ты ревёшь? Доктор сказал, что ты через два часа сдохнешь».

Шувалов категорически считал доказанными факты жестокого обращения и истязаний Айвазовским своей супруги. Отношение художника к жене, описанное ею в письме императору, подтверждалось и другими фактами. Так, в одном из своих донесений Кноп писал, что "ей нередко случалось получать от мужа щелчки в нос, от которых темные пятна расходились по всему лицу или встречать лицом брошенные в неё подсвечники".

14 апреля 1870 года Кноп докладывал Шувалову: "Имею честь донести, что художник И.К. Айвазовский прибыл в Одессу вечером 3 сего апреля и остановился отдельно от семейства, в гостинице. Дочерям, встретившим его на дебаркадере железной дороги, он высказал большое озлобление против их матери, поступок которой называл подлым, но вместе с тем с полной уверенностью объявил, что он на другой день пойдет к генерал-губернатору и покажет жене, что значит на него жаловаться.

На другой день он действительно явился с визитом к генерал-адъютанту Коцебу и был немало удивлен тем, что генерал-губернатор вполне одобрил принятую его женой меру и знает все подробности его семейной жизни. Из слов Его Высокопревосходительства мне известно, что Айвазовский, бледный как смерть, едва сдерживал свое бешенство, но, хотя угрожал и оправдывался тем, что докажет, что жена его жила в близких отношениях не только с доктором Эргардтом, но и со всякими другими, - он однако согласился разрешить ей избрать вместе с дочерьми место жительства по ее усмотрению, но только не в Одессе, где ее будто бы подстрекают против него и выдавать ей по 300 рублей в месяц".

Вскоре Кнопу удалось несколько успокоить гнев ревнивого мужа. Воспитательная беседа, длившаяся 2,5 часа, дала подполковнику "полное нравственное убеждение в том, что Айвазовский вполне сознает, что мною собраны неопровержимые против него доказательства". И если поначалу художник гнул прежнюю линию: "Говоря очень много и горячо, желая обвинить жену, он дошел до того, что сказал, что она однажды, когда он заперся в своей комнате, разломала дверь и, ворвавшись в комнату, бросилась на него", то затем внезапно "положительно отверг, что он будто бы говорил генерал-губернатору о неверности своей жены, и торжественно заявил мне, что он ее никогда не подозревал в неверности в физическом отношении, а лишь только в нравственном, и ревновал, как ревнуют собаку, фортепиано и тому подобные".

Более того, Айвазовский подписал любопытнейшую расписку, заверенную губернатором Коцебу и Кнопом: "Признавая необходимость жить отдельно от моего семейства, я, нижеподписавшийся, даю сию расписку в том, что я: 1) добровольно разрешаю моей жене Юлии Яковлевой Айвазовской вместе с четырьмя нашими дочерями: Еленой, Марией, Александрой и Иоанной - жить в г. Одессе или в другом городе, по ее усмотрению, а также, в случае надобности, временно выехать за границу, и с этой целью выдаю бессрочный вид на свободное ее с дочерями жительство; 2) на содержание жены моей с дочерями я обязуюсь выдавать ей ежемесячно впредь по триста рублей, а также передать моей жене или уполномоченному ей лицу, принадлежащее ей имение Кринички; 3) выслать моей жене тотчас по приезде моем в Феодосию метрические свидетельства о рождении и крещении наших дочерей. Условия эти обязуюсь исполнить свято и ненарушимо; но ежели жена и дети пожелают приехать ко мне в Феодосию временно или на постоянное жительство, то я приму их с удовольствием, в чем подписываюсь г. Одесса, апреля 7 дня 1870 года".

Впрочем, усилия жандармов по урегулированию семейной драмы дали лишь временный эффект - брак Ивана и Юлии Айвазовских в 1877 г. увенчался разводом. Юлия не препятствовала общению дочерей с отцом. Художник даже пытался получить разрешение на усыновление одного из своих внуков - чтобы передать фамилию. Художник направил прошение государю: «Не имею сыновей, но Бог наградил меня дочерьми и внуками. Желая сохранить свой род, носящий фамилию Айвазовский, я усыновил своего внука, сына старшей дочери — Александра Латри, ребенка мужского пола доктора Латри, о котором я уже сделал объявление. Осмелюсь просить усыновленному внуку Александру дать мою фамилию, вместе с гербом и достоинствами дворянского рода».



Хотя 65-летний Айвазовский женится на 25-летней вдове мелкого Феодосийского купца, армянке Анне Бурдазян, детей в этом браке не было. Молодую жену можно увидеть на картине «Сбор фруктов в Крыму», написанной в 1882-м, в год, когда Айвазовский женился на Анне.
фб

Dolce & Gabbana выпустили рекламу в стиле Рубенса. Но у моделей рты почему-то не закрываются.



Кампания продвигает новую коллекцию в широкой размерной линейке - вещи из новой женской коллекции доступны в итальянском 54-м размере и меньше. Вот только на картинах Рубенса такое многообразие эмоций, а тут опять - приоткрытые рты у женщин и пустой взгляд.
Collapse )
фб

"А в той же позе Гагарина слабо изобразить?"


Роскосмос выпустил календарь на 2020 год в стиле пин-ап с женщинами-космонавтами. "Я долго работал над этим проектом, было очень интересно и получилось круто! - хвастается художник Andrew Tarusov Pin-Up & Illustration. - На английском языке, потому что для подарков иностранцам"... Неизвестно, как на календарь отреагируют иностранцы, но вот россиянки уже высказываются - "Никогда такого не было и вот опять!", "Могли бы еще порнухи нарисовать - объективизация женщин, норм. Эту дикость, конечно, стоит показать коллегам в NASA" - и уточняют будет ли Роскосмос заказывать художнику такие же изображения Гагарина и Титова - в стингах, с откляченными попками.

















фб

Илья Репин. Манифестация 17 октября 1905 года.



"...В первой же линии, прямо «в рот» зрителю, орет песню курсистка II или I (никак не IV) курса, в маленькой меховой шапочке, с копной волос, вся в черном. Она вся «в затмении» и ничего не видит, ничего не слышит. О, она вполне самостоятельна в свои 17 лет, и ничему не вторит, никому не подражает! Великий художник так ее и поставил, не связно ни с кем! Сложение ее рта (открыт, поет песню) и ее глаза - да они рассказывают больше тома «Былого», они уясняют революцию лучше всяких «историй» о ней.
Девочка совсем «закружилась»... В сущности, она «закружилась» своими 17 годами, но это «закружение возраста» слилось у нее с петербургским вихрем, в который она попала из провинции, приехав сюда только 1 1/2 года назад. И она сама не понимает, от возраста ли кричит, или от революции. Ей хорошо, о, как видно, что ей хорошо, что она вполне счастлива! И, ей-ей, для счастья юных я из 12 месяцев в году отдавал бы один революции..." (Василий Розанов, 1913).

фб

Леонардо да Винчи, Федерико Феллини, Сент-Экзюпери, Иван Айвазовский... Что общего?



Эта милая собачка - сотрудник аэропорта в Симферополе. Я ее сфотографировала во время службы, и она любезно согласилась мне позировать.

Кстати, аэропорту, в котором сделано это фото, теперь торжественно присвоено имя художника Ивана Айвазовского - голосование всенародное в нашей стране не прошло зря. Единственное, как мне кажется, теперь надо украсить здесь стены репродукциями картин Ивана Константиновича и написать кто это такой и почему россияне так его уважают.

А давать аэропортам имена выдающихся соотечественников – не наша придумка. Около двух сотен аэропортов в разных концах света названы в честь кого-то. Международный аэропорт Шарль-де-Голль, аэропорт имени Джона Кеннеди, аэропорт Леонардо да Винчи, Бен-Гуриона, Федерико Феллини, Ференца Листа, Сент-Экзюпери... Разве это не прекрасный повод напомнить путешественникам кем гордятся на этой земле?



Вот и внучка Айвазовского то же самое говорит: "Это большая честь и для моей семьи, и для Крыма и для всей России. Мне кажется, это прекрасный способ почтить историю и культуру своей страны, а также еще один повод вспомнить Айвазовского и все, что он сделал". Вот именно. Пусть знают.

P.S. Оказывается, теперь в аэропорту выдают посадочные талоны с изображением картин Айвазовского и портретом самого мариниста!
фб

Волочкова пиарит живодеров

Мне тут братья Запашные послания шлют вроде этого, обзываются и грозят судом - за то, что я их цирк считаю освенцимом. Братья правы. Но я не только их цирк - я в принципе любой цирк с дикими животными таковым считаю. И сколько существует ЖЖ - столько против таких цирков выступаю. А вот лицемерная Волочкова, которую я не люблю примерно так же, как Запашных, как раз братьев все эти годы вовсю поддерживает и охотно фоткается на фоне замученных ими животных. Полистайте фоточки этой доброй женщины - как же ей нравится красоваться на фоне замордованных живых существ, как же любит она пиарить шоу с ними... Там на одной фотке зацените как Волочкова фотошопила талию, что прутья клетки и морда поплыла, как бегемот из цирка Запашных живет - и они все твердят, что это зашибись условия! Посадить бы их втроем туда, вместо этого бегемотика...

https://instagram.com/p/Br941I0lLfa


P.S. Некоторые не умеют листать фотки в Инстаграм, придется специально для них:





Как дрессировщики истязают животных в цирке. Расследование Центра защиты прав животных ВИТА:













А если какой-нибудь тигренок, рысь или лисичка будут вести себя плохо - тетя Настя пустит их себе на шубку.







фб

Запашные сдают «вышедших на пенсию животных» на притравочные станции

Запашные выступают против цирка дю Солей в России - нечего, мол, иностранцам наши рабочие места раздавать. Отчасти я с этим согласна - надо поддерживать свой цирк. Но не всех этих запашных, которые мучают животных!

Более того - последнее время я часто встречаю инфу о том, что Запашные мало того, что издеваются над работоспособными животными в цирке, так они ещё сдают стареньких цирковых животных-пенсионеров на притравочные станции.

Марина Ахмедова, зам главреда журнала «Русский репортёр» пишет: «На российском цирке негативно сказывается то, что братья Запашные продолжают мучить животных. Прогрессивные страны держат тенденцию на отказ от животных в цирках. Принимают законы о запрете этих цирковых пыточных. Наши красавцы не только продолжают животных пытать, но еще и передают «вышедших на пенсию животных» на притравочные станции.

Я – вообще не любитель цирка, по доброй воле я туда не пойду. Но если бы передо мной стояла жесткая необходимость его посетить и был бы выбор из цирка Запашного и du Soleil, я бы выбрала последний. Там не используют животных. И цирк сознательно сделал этот выбор, полагая, что животные должны жить на свободе. В том цирке животных играют люди, и потому их представления можно назвать искусством, близком к театральному... Детям, если и надо ходить в цирки, то в добрые, а не в те, где за кулисами скрываются пытки и жестокое обращение. Что касается самого Запашного, то человек, мучающий животных, в принципе не должен давать советов по культуре и искусству. Никому».

А вы что думаете?


https://instagram.com/p/BrsralTlzz4
фб

В России - борцы с режимом. На Западе - нарушители закона.

Во Франции арестовали художницу-феминистку, которая разделась в священном гроте. 34-летняя художница и активистка Дебора де Робертис онажилась в гроте Масабьель — месте паломничества католиков во французском городе Лурд. Католическая церковь считает Масабьель местом, где святой Бернадетт Субиру явилась Дева Мария. Там же находится источник воды, которая почитается чудотворной. Чтобы поклониться святыне, Лурд ежегодно посещает до пяти миллионов паломников.



Дебора де Робертис скинула одежду в святилище прямо на глазах у присутствующих там паломников. Художница спела "Богородица, Макрона прогони!" набросила на голову покрывало и остановилась перед алтарём, скопировав позу Девы Марии. Вскоре подоспела полиция и девушку повязали. В настоящий момент Деборе де Робертис предъявлено обвинение в эксгибиционизме, ее ждет суд. Попробовала бы она это сделать в "мичети"!



Помню, когда судили Pussy Riot, я как раз в Англии была. Так там все СМИ писали об этом деле. Я даже в ЖЖ выкладывала фотки: в лондонском метро все читали газеты, где на первых страницах - везде! - были наши пуси. Каждый британец, узнав, что ты из России, считал своим долгом прочесть тебе лекцию о российском кровавом режиме и притеснении феминисток. На олимпийской трибуне какая-то девушка, увидев мой российский флаг, достала из сумочки женский глянцевый журнал и стала тыкать мне в лицо - даже там была статья про Pussy Riot. Я ощущала себя членом племени людоедов в цивилизованном обществе, ей-богу.

Об арестованной феминистке Деборе, конечно, никто в западной прессе так распинаться не будет. И судьба художника Павленского, который за свою акцию сидит во французской тюрьме, тоже больше никого не волнует. Павленский был интересен, когда зашивал в России рот в поддержку пуссей, когда устраивал пожар возле храма Спаса-на-Крови в поддержку Майдана, когда прибивал свою мошонку к брусчатке на главной площади России и ему предъявляли "мелкое хулиганство" - о, тогда все прогрессивное человечество мира встало на его защиту. (Хотя на него в итоге даже дело не завели!).

А когда Пётр Павленский облил бензином и поджег входную дверь здания органов госбезопасности на Лубянке - о нем с восторгом писали все западные СМИ, его называли гением, в свободном Вильнюсе ему установили памятник под названием "Я - идеальный гражданин", на его защиту поднялись международные и российские правозащитники. Деятели культуры собирали в его поддержку подписи: «оценка органами следствия, прокуратуры и суда акции Павленского как банального и элементарного акта вандализма… не соответствует её… характеру и статусу художественного проекта, художественного жеста". В итоге кровавый режим лишь обязал Петра возместить стоимость двери и отпустил с Богом. Его, конечно, приветствовали как героя, а Франция предоставила ему политическое убежище - надо было спасать этого мужественного человека из людоедской России.

Но во Франции прославленный герой Паленский продолжил куражиться и поджёг здание Банка Франции. Художник объявил свой поступок желанием начать «мировую революцию» и ждал аплодисментов. Вместо этого его почему-то посадили в тюрьму. Опа.

Год уже сидит. Павленский объявлял во французской тюрьме голодовку, был отправлен на обследование в психушку, передавал на свободу письма-воззвания и жалобы: "Тюремная администрация изощренно издевается надо мной. Полгода я сижу в одиночной камере и уже четвертый месяц полностью лишен прогулок в большом дворе" - всё бесполезно. Прогрессивная общественность больше не защищает его, никто не называет поджег французской двери "художественным проектом" - это ж не российская дверь, надо понимать разницу!



Западные СМИ в его защиту вообще ни пикнули, правозащитники отводят глаза. Все видные деятели культуры Франции, включая министра культуры Франции Ниссен, поставили подписи под открытым письмом, призывающим освободить в России режиссера Сенцова - а то, что у них в тюрьме голодает и подвергается издевательствам "великий русский художник" Павленский они в упор не замечают...

Меж тем Павленскому на днях продлили содержание под стражей бессрочно, ему грозит 10 лет.

фб

С цирком по жизни. Как я выясняла секрет счастья бродячих артистов.

Эта история про домашнюю девочку, которая искала смысл жизни, а потом вышла замуж за артиста цирка, с ним, двумя детьми и кошкой объехала в домике на колесах более 100 российских городов и стала, наконец, счастливой. Друзья, рассказывайте мне, пожалуйста, про таких же интересных людей в Интернете, как Лиза. Я про них писать буду)



https://www.kommersant.ru/doc/3725361
фб

Как сделать подарок жене за счет государства



Пока вы там Месси на хрущевках рисуете и кокошниконосов на гаражах, москвич решил изобразить на стене 15-этажного дома в Жулебино свою жену Дарью. Руководитель российского рекламного агентства «Новатек Арт» Иван Пантелеев получил господряд на украшение Москвы к ЧМ-2018 - спонсируют такие художества из бюджета столицы. Вот и решил Ванюша совместить полезное с приятным, нарисовать портрет жены высотой в 50 метров. (Создание одного мурала, если верить сайту госзакупок, может стоить от 1 до нескольких миллионов рублей).



Одним из художников стал таец Му Бон. Его поездку также проспонсировал правительственный департамент. На граффити Дарья красуется в шортах и майке, с мячом в руках на фоне голубого неба. Вокруг девушки нарисованы мультяшные птицы. Пантелеев пояснил, что для такого большого рисунка художник должен основываться на реальном фото, поэтому моделью и выступила его жена: "Один из символов России – русская белокурая девушка, которая приглашает зарубежных гостей в нашу страну. Поэтому мы искали такую модель, ведь выдумать из головы какую-то абстрактную девушку невозможно".

Как пишут на сайте мэрии Москвы, «спортивные граффити призваны напомнить москвичам о предстоящем чемпионате мира по футболу, а также о пользе спорта для школьников и молодёжи. Поэтому художники и изображают на своих картинах известных супергероев и играющих в футбол подростков, на которых, как мы надеемся, захотят равняться юные горожане».



Одним из критиков картины выступила Анна Нистратова – эксперт Института исследования стрит-арта: "К чемпионату все стремятся показать Родину с лучшей стороны. Не смог сдержаться и наш "коллега" по "граффити" Иван Пантелеев, что делает фестиваль Мост. Тайландский художник нарисовал портрет жены хозяина на целый дом. Обычно в ответ на критику Ваня говорит, что мы завидуем. В этом случае - точно завидуем. Всем бы такого мужа, бабоньки! ПС видимо скоро будет новая услуга в городе "Граффити портрет любимой". Все согласуют".

В соцсетях тоже не дремлют: "Кроме шуток, один из лучших заказных "фасадов", что видел в РФ. В полной гармонии с Жулебино. И есть тайна и магия. Кто она? Кто эти существа, стремящиеся к ней на спец. устройствах? Что будет дальше? Мяч? Мяч ли это?.. Думаю, местные жители почти всех возрастов и категорий будут кайфовать, проходя мимо. Привезите туда чм-туристов ― побегут фотографировать этот мистический и правдивый ретаблос с прекрасной бонитой".

Зря они так. Ваня Пантелеев благородно поделился с нами самым лучшим, что у него есть, – своей женой.