фб

​​Преподавателя "вышки" обвинили в "изнасиловании под гипнозом"



На этом фото - 31-летняя Кристина Е. и Илья Шмелёв, преподаватель Высшей школы экономики, психолог и бизнес-коуч. Девушка написала на Шмелёва заявление в полицию - утверждает, что якобы коуч обладает навыками невербального гипноза, а ещё умеет гипнотизировать людей при рукопожатиях. "Доказала" она это на собственном примере.

По её версии, дело было так: в 2018-м она пришла на лекцию Ильи в "вышку" в качестве вольного слушателя. Преподаватель сразу её выделил и начал оказывать знаки внимания, но девушке это было совершенно не нужно, она ему отказала. Тогда-то обозлённый Илья Шмелёв и стал строить Кристине козни — например, грозился, что заблокирует её пропуск в универ.

А однажды дошло до жути: на одной из лекций преподаватель решил продемонстрировать на девушке свои гипнотические умения. Сначала её руки поднимались сами по себе, а потом она очнулась у гипнотизёра дома... Сразу после случившегося Кристина писать заявление не стала, уж очень ей были дороги занятия в "вышке", но тут из-за "происков" Шмелёва её перестали пускать в универ, и тогда она решилась.

Сам преподаватель от такого немного в шоке. На допросе у следователей он доказывал, что вообще-то знаком с Кристиной вот уже девять лет как, они вместе учились в магистратуре "вышки". В вечер, когда произошло "изнасилование под гипнозом", они вдвоём задержались в универе и Илья предложил Кристине поехать к нему. Дома всё случилось по обоюдному согласию. Просто девушка потом захотела с ним отношений, а он не очень. Пропуск заблокировать грозился — было дело. Но это от того, что надоело наблюдать истерики Кристины после той самой ночи. Но сам он ничего не блокировал, это сделало руководство "вышки" из-за коронавируса. Посещать универ пока могут только сотрудники и студенты. Сейчас в этой гипнотической истории разбирается СК.

А я вот Кристинке верю. Загипнотизировал её Шмелёв, как пить дать, ещё и порчу навёл. Потому что возжелал её всем своим существом, сразу, как увидел. Коучи - они такие.
фб

Агент иностранный, одна штука



Хочу начать с признания - я получаю помощь из-за рубежа. Уже почти год я ем сало, привезенное из Украины. Очень удобно, кстати, - сало, как и красная сахалинская икра, отлично хранится в морозилке. Так вот. Я теперь, получается, иностранный агент? Процента на три.

Если серьезно - да, теперь в России иностранными агентами могут признать не только организацию, юридическое лицо, финансируемое из-за рубежа, но и и лицо физическое. Меня, например? Член комиссии Общественной палаты Российской Федерации по безопасности и взаимодействию с ОНК Мария Бутина объясняет, что делается это из-за того, что такие буржуйские юрлица научились обходить закон и теперь просто объединяются как группа физических лиц - по действующему законодательству это не запрещено.

Уф, полегчало. Нет, меня даже по новому закону не признают иноагентом. А вот если начну организовывать митинги в России на украинские гривны, воду баламутить и лодку всячески раскачивать в обмен на сало или печеньки, то, возможно, штраф мне и впаяют.

А лодку, понятное дело, качают нынче все, кому не лень. Бутина переживает из-за этого, из-за "массовых цветных революций" вокруг, и негодует: "На этом фоне мы не сомневаемся, что выборы в Госдуму в 2021 году попытаются отработать заинтересованные политические силы, прежде всего наши «партнеры» из-за океана. Речь идет о Демократической партии США. Они традиционно захотят распространить свои ценности на граждан других государств".

Ха. К чему так нервничать? Ценности-шменности... Сказали бы прямо: намерения "партнеров" понятны, у них свои интересы. Но ведь и мы точно так же пытаемся качать другие лодки - это ж большая политика. А вот кому как защищается - это уже его личное дело. Кто похитрее, тот и выплывет. Демократическая партия США вон отлично в соцсетях глушила и помечала как фейк все, что мешало победе. И российский телеканал RT в США тоже обязали зарегистрироваться как "иностранного агента", так что Симоньян возмущалась: "Между уголовным делом и регистрацией мы выбрали последнее. С чем и поздравляем американскую свободу слова и всех, кто в нее все еще верит".

К чему эмоции, дамы, повторяю? "Маня, вы не на работе, — заметил ей Беня, — холоднокровней, Маня..." Тут каждый за себя.
фб

"Злые люди". Моя статья.

"...В Екатеринбурге пассажиры вообще самостоятельно выволокли из трамвая женщину, которая отказывалась надеть маску, упиралась и кричала, воздевая руки: «Завтра вам скажут: наденьте на лицо памперс — вы наденете и его?» — ей-богу, на видео она выглядела как боярыня Морозова, погибающая за свою веру. В Уфе граждане не только вытолкнули такую же упертую даму из автобуса, но еще обозвали на прощание «крысой» и ударили ее ногой чуть ниже спины: «Вот так тебе за это!» В Сургуте безмасочник попался крепкий, в процессе борьбы с соотечественниками разбил стекло на задней двери автобуса — в полицию забрали всех."



Моя статья
фб

Как спасти пешеходов



Я, как вы знаете, терпеть не могу самокатчиков. Потому что они не любят пешеходов. А пешеходов, как говорили еще Ильф и Петров, надо любить. Пешеходы составляют большую часть человечества. Пешеходы создали мир. Это они построили города, возвели многоэтажные здания, провели дороги и замостили тротуары - чтобы теперь их там давили?

Да, кротких и умных пешеходов стали давить даже на тротуарах! Пешеходам уже некуда деваться, они постоянно испуганно оглядываются, держат за руки детей - чтоб их не сбил двухколесный лиходей. В нашей обширной стране обыкновенный самокат или велосипед, предназначенный, по мысли пешеходов, для мирного развлечения, принял грозные очертания братоубийственного снаряда...

В общем, я за то, чтобы в городах строили велодорожки и туда сгоняли всех двухколесных. Как я этого добиваюсь? В основном спамлю в Инстаграм чиновникам. Только где появляется пост про благоустройство, как я тут как тут со своим: "А где велодорожки?". Представляете? Я, пешеход, забочусь о благе двухколесных - чтоб они свалили с тротуаров, наконец!

Может, метод малоэффективный. Но я и народ на борьбу поднимаю, собираю свои лайки и комменты. Формирую, так сказать, общественное мнение. И мне иногда даже  кажется, что власти меня мониторят. Прислушиваются. Иначе как объяснить тот факт, что именно на моей улице недавно построили велодорожку? Задолбала. Так что дарю лайфхак.

Но тут еще более действенное средство подоспело: народное бюджетирование. Теперь жители муниципалитетов могут сами выбирать, как и какую улицу или сквер нужно отремонтировать в первую очередь. Ох и раздолье для активистов типа меня! Общественный контроль стал обязательным условием для проведения работ по благоустройству! Йуху!

Конечно, закон действует шире: граждане смогут решать, на что вообще потратить средства. Но вряд ли получится потратить их на создание собственного космического корабля. У любого муниципального образования есть свои обязательства - они и составляют статью расхода. Но даже в этих рамках можно развернуться.

У меня есть подозрения, что закон этот одобрили ради лояльности граждан. Вон даже Матвиенко считает, что народное бюджетирование может повысить доверие к власти: "Народное бюджетирование дает возможность людям самим решать, на что потратить средства местного бюджета, и позволяет им напрямую участвовать в улучшении условий жизни в своем населенном пункте".

Ну и пусть. Нормально. А как иначе-то? Главное, что теперь мы сами можем благоустройство делать воистину благим!.. Короче. Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои! Раз уж есть закон, то давайте во всех городах продавливать строительство велодорожек! Иначе через год-два хана пешеходам. Авторитет пешеходов и так сильно пошатнулся. Они, давшие миру таких замечательных людей, как Гораций, Бойль, Мариотт и Дзюба, принуждены теперь самым пошлым образом жаться к стенам домов или как курицы отпрыгивать от несущихся на них духколесных демонов.

Вернем пешеходам владычество над тротуарами! Ура.
фб

Проект "ребенок". Как государство помогает из него выйти.

Алименты — отстой. Так и написал бездетный мужчина в моей френдленте в Facebook: «У меня нет детей, но мне дико, что из этого проекта нельзя выйти быстро и с концами. Вам надоело собирать марки, ок — никто не потребует поддерживать коллекцию еще десять лет. Вы вышли из преферансного клуба или клуба рыбаков — и никто не заставляет вас продолжать скидываться на коньяк или водку. А вот если вы вышли из проекта "ребенок" — заставляют. В прекрасном будущем это, конечно, как-нибудь решится. Я не знаю, как, но само по себе то, что одного (двоих) живого человека на много лет персонально привязывают к другому живому человеку, это плохо. Опять же, если хочется — ну хорошо. А если нет? Нужна социальная программа, чтобы избавить людей от этой кабалы».

В общем, парень переживает, что человечество само себя истязает неудобными ограничениями: многие родители хотят от ребенка убежать — а куда? Особенно, мол, страдают женщины. Мужики кое-как умудряются отлынивать от отцовской повинности, а женщинам деваться некуда — их общество уничтожит, если будут плохо материнские обязанности исполнять.

Взволнованного успокаивают: не из всех проектов можно выйти легко и без последствий. Главбух или там гендиректор еще лет пять после увольнения несет ответственность за свою работу — уголовку за содеянное никто не отменял. И кредит нельзя не выплачивать, если устал. Но в целом подписчики согласны: почему государство не обеспечило матерям и отцам пути к отступлению? Допустим, дитя надоело, как марки или коллекционные монеты,— почему же нельзя от него отказаться?! Ведь даже лишение родительских прав не освобождает от обязанности содержать своего ребенка. Хочешь не хочешь, а алименты ты теперь обязан платить до его совершеннолетия.

Понятно, что автор троллит, и френды, хихикая, ему подыгрывают. Мне даже кажется, что автор в итоге станет прекрасным папашей, который будет счастлив и памперсы менять, и на глупые детские вопросы отвечать, и денег на прихоти своего дитяти жалеть не станет — то, что сейчас кажется ему кабалой, в итоге станет самым большим счастьем. Так оно обычно и бывает с интеллигентными мужчинами, которые очень пекутся о чужих судьбах.

Но в одном он точно прав: очень много в нашей стране тех, кто не желает нести ответственность за своих детей. Общая сумма задолженности россиян по алиментам сейчас — 156 млрд рублей. По сравнению с показателями 2012 года долги горе-родителей выросли в семь раз! За каких-то семь лет в нашей стране в семь раз стало больше тех, кто рад бы выйти из проекта «ребенок», да судебные приставы не дают.

Хотя нельзя сказать, что наше государство как-то особенно на должников наседает, прохода им не дает. Сейчас все они могут запросто избежать уголовного наказания, если будут время от времени перечислять «несущественные» суммы. Попробуй за свет два месяца не платить — отрубят от сети сразу же, в темноте возмущаться будешь. А ребенку можно годами по сто рублей раз в квартал скидывать и так избегать неприятностей. Вон президент на днях поручил правительству разработать и представить новые виды... адресной поддержки детей, чьи родители уклоняются от уплаты алиментов. Все для удобства злостных неплательщиков! Так что в России социальная программа «избавления от кабалы» давно существует. А теперь еще каждый жмот может не только свои деньги экономить, но и отбрехиваться: «Да, не плачу. Не могу! Пусть о детях государство заботится... Алименты — отстой!»

Моя колонка в "Огоньке"
фб

«Это были не бытовые избиения, а садизм»: жена о жизни с Петром Павленским



Оксана Шалыгина, бывшая гражданская жена и соратница акциониста Петра Павленского, дала интервью онлайн-изданию Wonderzine, в котором рассказала, как в течение многих лет подвергалась со стороны Павленского физическому насилию. Чтобы доказать преданность Павленскому, она даже отрезала себе палец - и это жертвоприношение ее любимому очень понравилось. Также Оксана по настоянию Петра отказалась от сына - сейчас ее ребенку от первого брака 18 лет и он с ней не общается. Она принимала участие во всех акциях Павленского, все организовывала и оставалась за кадром, даже прикрывала избиение и насилие Петром других людей. Когда она оказалась с Петром во французской тюрьме, друзья наняли ей адвоката, который через несколько месяцев ее все-таки вытащил. А она потом через этого адвоката требовала от друзей дальнейшей материальной поддержки. Впрочем, в интервью об этом она не упоминает. Вот некоторые цитаты:

...У меня было ощущение, что сначала, когда мы познакомились, он был очень эмоциональным, очень открытым, искренним человеком, с которым можно было разговаривать, смеяться, всё обсуждать. Он был способен на объятия, тёплые какие-то чувства. Но потом чем больше он входил в художественный процесс, тем сильнее он закрывался и ожесточался.

...Поначалу девочки были маленькими, ничего не понимали. Но Алиса мне пересказывала свои воспоминания: «Я сижу на кровати, смотрю мультики, а он тебя рядом бьёт стулом».

...Он предупреждал, что будет вести себя со мной максимально жестоко. Мог сказать: «Теперь это путь диктатуры, ты заслужила самое ужасное отношение, ты в этом виновата и должна это принять. Но уйти от меня ты не можешь, тогда мои враги восторжествуют». Он очень следил за своим имиджем героя и спасителя. Я не знаю, что это было, — не гипноз, но очень сильное влияние.

...В тот период я хотела доказать Петру, что я его достойна. Достойна быть его боевой подругой, могу делать то же, что может он. Он никогда не был доволен. Он часто меня унижал, называл дурой, которая ничего не может. Считал, что всё, что я говорю, — какая-то фигня. У меня было навязчивое желание показать, что я такая же крутая, как он.

...В какой-то момент, когда мы общались, я довольно резким тоном сказала ему, что буду заниматься тем, чем я хочу, — организовывать выставки. После чего получила несколько ударов в бок, в живот и по ногам. Он никогда не трогал лицо, всегда бил вниз, ногами — ноги у него были сильные, он занимался лёгкой атлетикой, видимо, чувствовал их лучше, чем руки. Это было очень неожиданно. Я как будто нырнула в холодную воду. Это был даже не вопрос боли. В какой-то момент я подумала, что он пошутил, сейчас скажет: «А, попалась». Но он не шутил, просто стоял бледный, очень напряжённый и говорил: «Нет, ты будешь делать то, что я тебе скажу, ты будешь делать для меня». Со временем он стал говорить: «для нас». О себе он тоже говорил, что всё, что он делает, делает «для нас» — это оказалось неправдой, он всегда делал для себя.

...У него был пунктик на «уважении», на том, как с ним можно и нельзя разговаривать. В ответ на любое неуважение он предупреждал, что в следующий раз не будет себя сдерживать, или мог просто бросить кружку мне в лицо.

...Однажды он меня ударил в метро. Я не услышала его вопрос, и он так сильно меня пихнул, что я наступила на Лилю, она заплакала. Он, не обращая внимания на то, что она плачет, продолжал на меня наступать. Я взяла Лилю на руки, но его это не остановило. Ко мне подошёл мужчина и спросил: «У вас всё нормально?» И я ответила «да», хотя было очевидно, что всё ненормально.

...Он уже сильно меня избивал. Я помню, у меня реально было чёрное тело, низ тела был чёрного цвета, ноги и всё остальное, дышать было больно, ощущение, что он мне пару рёбер сломал. Был период, когда он бил меня каждый день, мог просто по тем же синякам бить меня снова. На меня страшно было смотреть.

...То, что было во Франции, — это запредельный уровень жестокости. Это были не просто бытовые избиения — нет, это хуже. Это было уже пыткой, это можно сравнить с концентрационным лагерем по экстремальности.



...Однозначно я была с Павленским, я бы делала всё, что угодно, с Павленским. То есть Павленский рос как активист, и я тоже росла как активистка. Я была способна на всё, на что был способен он. Наверное, это ужасно, но дело было не в моих политических взглядах. Я просто следовала за Павленским в надежде, что он начнёт меня уважать.

...У нас всегда было всё очень продуманно, никто не знал, что я на самом деле делала. Мои действия всегда оставались за кадром, и это было намеренно, потому что я — это тыл. Я — это девочки. Потому что когда я есть — всё хорошо. Мы никогда не ставили меня, как это сказать, на передовую в России. Мне пришлось встать на передовую во Франции, потому что здесь никто не решался принять участие в акции, все боялись. Мне не повезло, меня задержали. Девочки знали, что, если нас не будет с утра, они должны позвонить моему другу, он за ними приедет и всё будет хорошо.

...Что-то понимать про ситуацию, в которой оказалась, я стала, когда Пётр сидел в тюрьме во Франции. Пока он был в тюрьме в Москве, этого ещё не произошло. А во Франции мы расстались на одиннадцать месяцев. И чем дольше мы были друг без друга, тем лучше мне было. Тем счастливее я себя чувствовала: я могла решать за себя, я не испытывала давления, которое было всегда, пока он был рядом.

...У меня не было своих мыслей вообще. Когда мы расстались, я садилась и гуглила: «Как научиться думать». Вот оно, состояние загнанного человека. Я думаю, что это его Шаламов описывал в своих рассказах. Человек, который просто замер, заморожен, у него вообще ничего не происходит, никакого анализа, ничего.

...Изначально я хотела назвать книгу: «Власть против власти». Он боролся с властью, сам в это время ею оставаясь. Это парадокс. Он протестовал против аппарата насилия, он выступал за гуманность, за человечность, сам при этом оказываясь точно таким же аппаратом насилия по отношению ко мне.
фб

«Прекратите убивать людей»: крик души врача скорой помощи



Крик души врача скорой помощи опубликовал популярный приморский паблик. Автор работает в бригаде скорой помощи и поражается тому, что горожане зачастую просто не дают скорой делать свою работу и спасать людей. Его пост полностью с сохранением орфографии и пунктуации:

«Граждане, товарищи, господа! Вы что творите? Вы что делаете? Скорая помощь это скорая помощь, а не аптечка по вызову, и не консультативная служба на колесах. Как вы не понимаете, что вы убиваете людей, которые ждут помощи реально? Вы что делаете-то? Уходил со смены осталось 170 вызовов новой смене, 170!

Простите меня, вы одурели совсем? Вам лень, не тяжело, а именно лень сходить в поликлинику, вызвать врача? Вы сами искусственно создаёте нагрузку на СМП, а потом пишите гневные комментарии, что к вам едут по 10 с лишним часов, а сейчас и более суток. Вы вообще понимаете, что делаете? У вас совесть, в конце-то концов, есть? Я уже не говорю про здравый ум, я про совесть!

Как бы вы не топали ножкой, брызгали ядовитой слюной и т. д. — есть чёткие показания к госпитализации, и если их нет, то, увы, снова поликлиника. Можно жаловаться, можно грозить увольнением, расстрелом, казнью, только вы подумайте, кто к вам приедет, когда реально помощь нужна будет? У вас совсем рассудок помешался от того, что вам сказали "Вам все должны", нет, никто вам ничего не должен.

Вы хоть представляете, что может произойти? Все бригады заняты вашей температурой дневной и вашей ленью. Поступает вызов — ребёнок без сознания. РЕБЁНОК (самое ценное, что есть у человека), вы понимаете, а свободных бригад нет, они сопли вам вытирают. Диспетчер как ужаленный ищет кого отправить, а нет никого. Находит. Бригада прилетает, а там СМЕРТЬ…

До вашего ума это не доходит, что вы своими вызовами просто можете убить человека, взрослого, маленького не важно, самое главное человека. Будьте благоразумны, дайте нам делать свою работу, прекратите убивать людей».


Думаю, тут эмоциональными призывами ничего не изменишь. Как вызывали «неотложку» на температуру, так и будут вызывать. Как требовали бабушки «скорую», чтоб врачи приехали давление измерить, так и будут требовать. Выход один: если показаний нет, а человек упорно требует прислать бригаду, то пусть за эту бригаду и платит. Тысяч 50 в казну за каждую такую поездку - и наши люди научатся, как американцы добираться в больницы своим ходом. Или научатся вызывать врача на дом - тоже невиданная услуга, кстати, в «цивилизованных странах»... А что делать?