Наталья Радулова (radulova) wrote,
Наталья Радулова
radulova

Categories:

Почему нельзя обсуждать жертв насилия






Комментарий Юрии Дягилевой: «Мы можем видеть вот такую реакцию на травму, как на скрине. Я специально убрала имя женщины, и, пожалуйста, женщину тут обсуждать никак не надо, ей и так досталось. Она не может сочувствовать Елене Прокловой и искренне считает, что ничего страшного с Прокловой не случилась, потому что смотрит на ситуацию из собственной травмы. Это тоже последствия. От травмы снижается эмпатия. Пережитое в детстве этой женщиной настолько расширяет её субъективные границы боли, до немыслимых пределов, что произошедшее с Прокловой уже кажется просто царапиной. Ну, просто потому, что она сравнивает ситуацию Прокловой не с нормой, где детей трогать нельзя, а с собственной ситуацией - и это совсем другая шкала.

Меня, впрочем, в большей степени поразила реакция на рассказ этой женщины. Вот есть взрослый человек, журналист, публицист, член жюри всяких литературных премий и журналистских конкурсов, статья в википедии про него есть - то есть, прям один из тех, кто реально влияет на формирование общественного мнения.
И что же он пишет, в полной уверенности, что это он женщину поддержал?

А пишет он типа шутку юмора, что вот как состарится, то заведёт себе двенадцатилетнюю девочку, чтоб она ему отсасывала. Ну, смешно же. Это у феминисток вечно чувства юмора нет.

Я ещё его литературные рецензии почитала, на «Лолиту» и на «Мою тёмную Ванессу» и впечатлилась окончательно. Лолита названа «порочной девочкой», а про Ванессу он пишет, что она «осознала своё тёмное начало».

Это опасный логический финт, когда фокус в очередной раз уводится со взрослых мужчин, являющихся акторами совершенно конкретных преступных действий, на жертв - и жертвам приписываются некие не прописанные в книгах прямо, а существующие в субъективном восприятии этого конкретного читателя/критика, свойства личности или моральные качества, которые делают легитимным насилие по отношению к этим девочкам.

И мы в очередной раз возвращаемся к простой вещи, которую феминистки пытаются вдолбить который год: не имеет значения личность жертвы, вообще. Она может быть любой. Она может быть глупой, инфантильной, любящей выпить или любящей охоту на животных (как Прокловой предъявляют некоторые) - но её всё равно нельзя насиловать.

Потому что быть глупой/инфантильной/алкоголичкой/охотницей - это не преступление. А быть насильником или растлителем - преступление. И когда вы ставите на одну доску глупую девочку и насильника - вы уравниваете преступление с не-преступлением и запускаете процесс легитимизации насилия.

В обсуждении любого кейса о насилии никто - ни адвокат, ни СМИ, ни досужие комментаторы - пальцем, пальцем своим не должны касаться личности жертвы. И вот тогда жертвы, наконец, перестанут молчать».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments