Наталья Радулова (radulova) wrote,
Наталья Радулова
radulova

Categories:

Коронавирус по-русски



Ох. У главного врача Коммунарки диагностирован коронавирус. Денис Проценко все это время был на передовой - он руководит одним из главных мест борьбы с COVID-19. За последние несколько дней из этой клиники выписались десятки выздоровевших россиян. Но врачи, медсестры, увы, рискуют там собой каждый день. И вероятность заразиться у них выше, чем у кого-либо: не из-за поездки в Европу, не на светской тусовке - ради нас... В "Клятве врача России", аналоге клятвы Гиппократа, есть слова: "Я торжественно клянусь... быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах..." Спасибо, Денису, что верен этой клятве. И скорейшего выздоровления!

А еще все теперь вспоминили, что где-то неделю назад с главврачом встречался и Путин, когда приезжал в больницу и выяснял обстановку. Тогда, правда, любители конспирологических теорий утверждали, что то двойник президента - настоящий, мол, не будет так рисковать. Или что вся Коммунарка - павильон Мосфильма. Трудно, конечно, поверить, что глава государства явится в такое заразное место, не зассыт. Действительно, много ли сейчас таких смельчаков среди лидеров других стран? А хотя бы в истории? Легенду про Наполеона с ядом в чумном бараке опустим. Но вот наша Екатерина II привила себе оспу "в одобрительный пример для наших отцов", чем привела в трепет всю Европу - и это исторический факт, первая российская прививка. В России эпидемии оспы в то время принимали ужасающий размах. Судить об этом можно хотя бы по количеству дошедших до наших дней фамилий, этимология которых уходит к прозвищам: Рябовы, Рябцевы, Рябинины, Щедрины, Шадрины, Корявины - едва 25% рождавшихся в стране младенцев достигали совершеннолетия, остальные же большей частью умирали от оспы. Причем Екатерина сделала прививку от оспы тайно, в присутствии лишь самых доверенных приближенных. Прививание оспы считалось делом опасным, и императрица не могла без одобрения двора рисковать своим здоровьем. На другой день она отправилась в Царское Село, где неделю лечилась вплоть до полного выздоровления. Зато послеее смелого поступка прививка даже "вошла в моду", что и спасло немало жизней.



И Николай I во время эпидемии холеры не испугался, прибыл в зараженую Москву, предупредив генерал-губернатора: "Я приеду делить с Вами опасности и труды". (Тогда, в 1830–31 году во время эпидемии холеры вообще все лучшие наши люди проявили завидную сознательность, в Москве и Петербурге большую роль играло купечество, местное самоуправление, но и государство не сплоховало. Многие руководители противохолерных мероприятий – это были генералы 1812 года: люди, побившие Наполеона, справились и с холерой. Так что всегда очень важно, кого поставят бороться с эпидемией). Николай же показывал личный пример, неоднократно посещал в Москве больницы, "беспрестанно показывался на улицах; посещал холерные палаты в госпиталях... устроив и обеспечив все". И даже Пушкин потом писал:

Клянусь: кто жизнию своей
Играл пред сумрачным недугом,
Чтоб ободрить угасший взор,
Клянусь, тот будет небу другом,
Каков бы ни был приговор…



А это - старшая дочь Николая II, Великая Княжна Ольга в военном госпитале в 1916 году.



Так что это вполне в наших традициях: "Я приеду делить с Вами опасности и труды". Не всегда это рационально, потому-то наши упертые православные батюшки и не закрывают храмы, в отличие от дисциплинированных европейских священников - что-то у них внутри, в сердце свербит, будто тем самым они совершат предательство, проявят малодушие. Логично? Нет. Смысл есть? Вряд ли. Даже, наверное, идиотизм местами присутствует... Но уж такой национальный характер, другого не завезли. Люди, на которых в страшные времена смотрит вся Россия, больше смерти боятся смалодушничать. Поэтому всё объяснимо, всё очень по-нашему: оставаться в Коммунарке и с больничной кровати руководить своей клиникой, заявиться в эту клинику, хотя некоторые и не поймут к чему такой риск, прибыть из тихого Петергофа в смертельно опасный город, чтобы просто показать соотечественникам: я тут, без паники. Как там писала Ахматова:

Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments