Наталья Радулова (radulova) wrote,
Наталья Радулова
radulova

Category:

"Хромая лошадь": история предательства



Ирина Пекарская - одна из самых тяжелых пострадавших в клубе "Хромая лошадь". 22-летняя Ирина пришла тогда в клуб вместе с мужем и отцом своих двоих детей, 49-летним Сергеем Колпаковым...Сергей потом рассказывал, что якобы вышел на улицу покурить за несколько секунд до пожара. Его Ирина нашлась только к утру — в МСЧ № 9 она числилась как неопознанная. Ее, как и многих других пострадавших, отправили в Москву. 45 дней она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких.



После трагедии супруги двух пострадавших девушек, Ирины Банниковой и Ирины Пекарской, били во все колокола: выступали по телевидению, раздавали интервью, клялись в вечной любви к своим полуживым женам, публиковали свои расчетные счета. Сердобольный народ не скупился, переводил внушительные суммы на счета пострадавших.

Но энтузиазм мужчин быстро угас. В итоге за одной пострадавшей, Ириной Банниковой стала ухаживать на дому мама. А Ирина Пекарская последние шесть лет в одиночестве лежит в неврологическом отделении Пермской краевой больницы.

Мама Пекарской, сама инвалид, едва передвигается по квартире, но воспитывает двоих детей Ирины. "Артур нынче заканчивает первый класс, а Саша — уже третий, — рассказывает женщина. — Алименты их отец, Сергей Колпаков, не платит, но я оформила опекунство над мальчиками, получаем около 20 тысяч рублей. Ребятки хорошие, учатся на четверки, ходят в бассейн. Знают, что мама сильно заболела, но все равно ждут, когда она вернется".



На страничке в соцсети у Ирины Пекарской до сих пор висит вот эта фотография мужа. Внизу девушка оставила надпись: «Мой Сережа». Но Сережа Колпаков со временем перестал заботиться о жене. Не навещал, не покупал даже самого необходимого для лежачего больного. Медсестрам приходилось брить Ире голову - не было шампуня. "У Ирины муж появляется крайне редко, мы уже забыли, как он выглядит, — прямо говорят врачи. — Появлялся только когда журналисты ему звонили".



Мама второй девушки, Тамара, говорит, что судьба Пекарской хуже, чем у ее дочери. "Судьба моей Иры по сравнению с жизнью Пекарской не кажется такой горестной. Все познается в сравнении. Да, от моей дочери тоже ушел муж. Но она находится в семье, рядом с ней близкие люди — я, моя вторая дочь, ее сын. А вот Пекарская осталась совсем одна. Ее лечили в Москве, в Питере, в Германии. К тому времени у ее мужа появились постоянные спонсоры. Но вот на что шли деньги? Когда мы в Перми подняли эту тему, мне стали звонить со всех регионов России. Выяснилось, что только в Москве на лечение Пекарской люди пожертвовали 500 тысяч евро. Помогало Сергею постоянно пермское губернское казачество — ежемесячно они переводили 30 тысяч рублей на сиделку. Однако сиделкам Колпаков не платил. Люди были в ужасе, когда открылась правда. Со мной связался некий бизнесмен Игорь из Москвы — на протяжении четырех лет ежемесячно он перечислял приличные суммы на лечение девушки. Он чуть ли не плакал: «Я так верил человеку».



Колпаков перестал оплачивать услуги сиделок, а медсестры отделения просто не в состоянии обеспечить Пекарской круглосуточный уход. Одна из сиделок Пекарской как-то пожаловалась, что Сергей Колпаков не выплатил ей зарплату. Позже другая поддержала ее. "Мы насчитали, что за все эти годы у Пекарской сменилось 23 сиделки, - говорит Тамара. - Я же со своей дочерью дважды в год лежу в больнице, где находится Ирина. Со многими сиделками знакома. И постоянно слышала от них: «Колпаков не выплачивает, мы больше ходить не будем».

Но даже от грамотного ухода за Пекарской теперь ничего не зависит. Время упущено. "У нее скрючены ноги, руки как бы вывернуты наизнанку. И челюсть будто ушла. Все эти годы она нуждалась в тщательном уходе. Колпаков показывал телевизионщикам тренажер Ирины, который ему прислали из Германии. Этот тренажер стоит у нее в палате. Но подходила ли к нему хоть раз Пекарская? Если бы Ира сразу стала заниматься на нем, то сегодня была бы в порядке — руки-ноги ее бы двигались. Когда Сергею задавали вопрос: «Как вы могли упустить жену?», — он выкручивался, говорил, что его оболгали, а с Ириной все в порядке. Но я же своими глазами видела Пекарскую. В последний раз у нее образовались даже пролежни на голове. Медсестры в больнице ею не занимались в силу объективных причин. Кто им будет доплачивать? Они ее на коляску не сажали, не переворачивали, за тренажер не сажали, о расслабляющем массаже и речи идти не могло. Она никому не нужна".



"Пекарская несколько лет лежит в пермской больнице. Занимает огромную палату — это было желание Колпакова. Там мест в отделении неврологии не хватает. Больничного лечения Ирина не получает. Она просто там лежит. Сильно кричит от боли. Никого рядом с ней нет. Персонал клиники поднял вопрос, что Ирину надо переводить в специализированный интернат для инвалидов или реабилитационный центр. Так Колпаков отправил письмо президенту, что пострадавшую хотят выгнать из больницы. Из Администрации Президента пришел ответ — Пекарскую оставить. Вот так Колпаков заботится о жене. Крем и влажные салфетки сам медперсонал ей за личные деньги покупает. Посторонние думают о ней больше, чем он. Когда Сергею предложили перевести Ирину в реабилитационный центр, он категорически отказался, не потому ли, что тогда вся пенсия Пекарской перейдет центру? А так Колпаков получает эти деньги. На детей Пекарской, которые живут у больной тещи, Сергей тоже денег не выделял. А ведь на детей Пекарской существовал отдельный расчетный счет, куда тоже капали приличные суммы. Маму Пекарской разбил инсульт, но она все соображает, передвигается. Я ее просила забрать дочь домой, чтобы Ира чувствовала материнское тепло, общение, предлагала нанять сиделку, но женщина отказалась: «Нет, я не смогу».



Пару лет назад Колпаков развил очередную бурную деятельность — решил открыть в сгоревшем здании реабилитационный центр. Сделал громкое заявление: «В первую очередь там будут лечиться пострадавшие в «Хромой лошади». И желающие уже есть. Вот только денег осталось собрать на ремонт здания и оборудование». И снова посыпались в копилку Колпакова деньги. Но центр по сей день не открыт.

"Семьи погибших-пострадавших в «Хромой лошади» до сих пор общаются между собой. Конечно, как сложилась жизнь Колпакова, тоже все в курсе, — говорит Тамара Оборина. — У него родился ребенок. Мать ребенка — молодая девушка. Официально не расписаны. От предыдущих браков у него двое взрослых детей. С Пекарской они родили еще двоих. Недавно Сергей купил новую машину, шикарный джип. Когда его спросили, откуда деньги на такой автомобиль, он ответил: «натаксовал». Почему же на Ирину не мог «натаксовать»?

Но недавняя статья об Ирине потрясла пермяков. За три дня Ирине собрали столько медикаментов, шампуней и пеленок, что хватит не на один год. А из Правительства РФ спустили в Пермь распоряжение срочно разобраться с ситуацией. Органы опеки рассматривают заявление о лишении опекунства ее гражданского мужа 56-летнего Сергея Колпакова. Есть факты, что он не исполнял свои обязательства как опекун, при этом получая все предназначенные Пекарской выплаты.



Сам Колпаков делает сейчас все, чтобы остаться опекуном. Он держит у себя паспорт, страховой полис, медицинские карты и другие документы жены. Более того, он тайком забрал у родственников Ирины документы на ее квартиру, доставшуюся в наследство от отца, и пытался ее продать. Только через суд мать женщины добилась запрета на сделку.

Сейчас Ирину перевели в больницу в Березники. Девушка хорошо реагирует на окружающих. "У нее сознание младенца, - объясняют врачи. - Ирина не понимает, что вы ей говорите. Она смеется, когда слышит, что смеетесь вы. Радуется, когда видит знакомое лицо. Ей просто необходимо общение, но очень важно, чтобы рядом с ней постоянно находился один человек, к которому она привыкнет и будет чувствовать себя спокойно. Конечно, желательно, чтобы сиделка была с Ириной круглосуточно".




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →