Наталья Радулова (radulova) wrote,
Наталья Радулова
radulova

Categories:

Верую в любовь



"Ну, это верующие" — так завершают любой разговор об этой семейной паре те, кто их знает. "Ее как парализовало лет десять назад, так она и лежит,— говорит соседка.— А он, муж ее, значит, за ней ходит. Кормит ее, моет, говны выносит. Десять лет! Какой мужик такое бы выдержал? А этот, смотри-ка, не убежал еще. Хотя, это ж верующие".

Да, они действительно христиане. Я приехала в их небольшой городок, чтобы писать репортаж совсем на другую тему, но заодно узнала, что в третьей квартире прописан такой вот чудо-мужик со своей лежачей супругой. "Еще и не старый совсем,— объясняет другая соседка.— К нему тут многие кадрились: вахтерша Анна Тимофеевна, нянечка из детского сада, даже вдова одна богатая, с дачей, у нее там одной малины только кустов двадцать. А он ни в какую. Пресекает все поползновения женского пола. Верующий".

Будь он по паспорту Валентин, его можно было бы называть святым Валентином. Но он вообще-то Славик. И совсем не идеальный с точки зрения соседей. Некоторые даже считают его вредным: он то и дело настаивает, чтобы жильцы мусор выкидывали в баки, а не возле них. И на собачников ворчит. Придирчивый, как будто ему больше всех надо. Но вот то, что жену не бросает,— это, конечно, поступок. Тут не поспоришь.

— Причем Катька ему сама столько раз говорила: "Найди ты себе женщину, Славочка, ходи к ней, тебе ж надо по мужской части... это самое, я ж понимаю,— соседки продолжают делиться со мной информацией, которая доступна всем жителям данной пятиэтажки, особенно летом, при открытых окнах.— А он ей: молчи, мол, Катерина, я клятву не просто так давал, что и в болезни, и в здравии буду с тобой, молчи, не обижай меня.

Людей с такой принципиальностью — женщин и мужчин — много. Историй вроде этой, о супружеской преданности, тоже немало. Хотя про этих влюбленных вряд ли снимут романтическую мелодраму. Их вряд ли сделают героями рекламы шоколадных конфет в виде сердечек. Их не нарисуют на открытках, посвященных Дню святого Валентина, там изображают все больше молодых, здоровых, красивых, которые, взявшись за руки, идут вдоль кромки прибоя или целуются на фоне заката. А тут — какой закат? Какой прибой? Тут — говны. Опрелости. Подгузники для взрослых. Взаимное раздражение, неизбежное в паре, где один тяжело болен, соседи вон слышали, как Катерина выла и в Славика своего тарелки бросала. Куда их таких, на какие открытки?

Но именно они и их истории укрепляют веру в то, что любовь существует. И эта любовь — решение, а не эмоциональный порыв вроде: "Потусим, пока не надоело, пока у этих шоколадных сердечек срок годности не вышел, потом будет видно". Они выбрали быть вместе. Что бы ни случилось. Вот Катька пару тарелок разобьет, покричит, а потом прижмет голову своего драгоценного мужа к груди и причитает: "Славочка, ну ты ж знал, кого замуж берешь, я ж такая психическая с молодости". И вот уже смеются. И нет никого их счастливее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments