May 7th, 2021

фб

Палех. Воскресение.



В знаменитом поселке Палех, где каждый шестой житель — художник, я побывала в 2009 году. Центр лаковой миниатюры, жемчужина России, родина жар-птицы, художественный центр мирового значения — так называли тогда Палех в путеводителях, которые никто не читал. Потому что ни туристы, ни коллекционеры туда на тот момент уже не ездили.

Палешане издревле промышляли росписью икон. Затем, когда советская власть наложила табу на религиозные сюжеты, мастерам пришлось как-то выкручиваться. Так появились шкатулки, сундучки и броши, на которых изображались уже эпизоды построения коммунизма в деревне, Гражданской войны, народных былин. Горький называл это безумное сочетание иконописи, сказочности и соцреализма "чудом, рожденным революцией". Палех процветал при СССР, а в 1990-е иностранцы туда автобусами ездили, на чудо чудное, палеховские миниатюры смотреть.



Но в нынешнем веке интерес к Палеху утих. Мода ли прошла, китайцы ли уничтожили искусство своими штамповками, накладно ли из других стран в Палех стало добираться - неизвестно. Но если раньше в год эти места посещали более 20 тысяч туристов, то в 2009 году, когда я писала репортаж, гостей уже почти не было. Да и сами художники, которые перенимали мастерство от своих дедов и прадедов - "чтобы сносно писать, надо сначала кисточкой лет пять при наставнике помахать!" - стали из Палеха уезжать, а то и переквалифицироваться в продавцов, стоителей, водителей. Мне грустно было на это смотреть - всегда грустно, когда родная красота умирает, исчезает. После нескольких лет художественного простоя человека уже нельзя считать мастером палехской росписи. Он утрачивает свои навыки, для Палеха он потерян...

И вот - новости. 8 мая в Палехе открывается арт-центр. Старенькое, обшарпанное здание, которое раньше принадлежало художественно-производственным мастерским, отреставрировали на деньги областного правительства по инициативе губернатора Ивановской области Станислава Воскресенского. А художникам муниципалитет бесплатно предоставил другое, более удобное для работы помещение. Художники оживились: появилась надежда, что Палех станет теперь центром культуры Ивановской области. Арт-центр будет общественным пространством для проведения творческих мероприятий, и в день его открытия в поселке пройдет фестиваль современного искусства «Палех. Воскресение».



Поезжайте туда, если есть возможность. Погуляйте по тихим улочкам, которые почему-то засажены яблонями. Сходите на фестиваль. Познакомьтесь с художниками, пожилыми и юными - в поселке два художественных училища. И обязательно купите шкатулку, роспись которой  занимает несколько недель, а то и месяцев. Не скупитесь. Знаменитое на весь мир палеховское тонкое письмо стоит того. Как и все настоящее.
фб

Почему нельзя обсуждать жертв насилия






Комментарий Юрии Дягилевой: «Мы можем видеть вот такую реакцию на травму, как на скрине. Я специально убрала имя женщины, и, пожалуйста, женщину тут обсуждать никак не надо, ей и так досталось. Она не может сочувствовать Елене Прокловой и искренне считает, что ничего страшного с Прокловой не случилась, потому что смотрит на ситуацию из собственной травмы. Это тоже последствия. От травмы снижается эмпатия. Пережитое в детстве этой женщиной настолько расширяет её субъективные границы боли, до немыслимых пределов, что произошедшее с Прокловой уже кажется просто царапиной. Ну, просто потому, что она сравнивает ситуацию Прокловой не с нормой, где детей трогать нельзя, а с собственной ситуацией - и это совсем другая шкала.

Меня, впрочем, в большей степени поразила реакция на рассказ этой женщины. Вот есть взрослый человек, журналист, публицист, член жюри всяких литературных премий и журналистских конкурсов, статья в википедии про него есть - то есть, прям один из тех, кто реально влияет на формирование общественного мнения.
И что же он пишет, в полной уверенности, что это он женщину поддержал?

А пишет он типа шутку юмора, что вот как состарится, то заведёт себе двенадцатилетнюю девочку, чтоб она ему отсасывала. Ну, смешно же. Это у феминисток вечно чувства юмора нет.

Я ещё его литературные рецензии почитала, на «Лолиту» и на «Мою тёмную Ванессу» и впечатлилась окончательно. Лолита названа «порочной девочкой», а про Ванессу он пишет, что она «осознала своё тёмное начало».

Это опасный логический финт, когда фокус в очередной раз уводится со взрослых мужчин, являющихся акторами совершенно конкретных преступных действий, на жертв - и жертвам приписываются некие не прописанные в книгах прямо, а существующие в субъективном восприятии этого конкретного читателя/критика, свойства личности или моральные качества, которые делают легитимным насилие по отношению к этим девочкам.

И мы в очередной раз возвращаемся к простой вещи, которую феминистки пытаются вдолбить который год: не имеет значения личность жертвы, вообще. Она может быть любой. Она может быть глупой, инфантильной, любящей выпить или любящей охоту на животных (как Прокловой предъявляют некоторые) - но её всё равно нельзя насиловать.

Потому что быть глупой/инфантильной/алкоголичкой/охотницей - это не преступление. А быть насильником или растлителем - преступление. И когда вы ставите на одну доску глупую девочку и насильника - вы уравниваете преступление с не-преступлением и запускаете процесс легитимизации насилия.

В обсуждении любого кейса о насилии никто - ни адвокат, ни СМИ, ни досужие комментаторы - пальцем, пальцем своим не должны касаться личности жертвы. И вот тогда жертвы, наконец, перестанут молчать».