June 30th, 2020

фб

Подумаю завтра? Кого еще дискриминирует роман "Унесенные ветром" - кроме чернокожих.



Стриминговая платформа HBO Max вернула «Унесенные ветром» в каталог доступных для просмотра фильмов. Но зрителей сначала ждет лекция: профессор Чикагского университета расскажет, что это кино романтизирует довоенный Юг и стереотипно изображает рабов-афроамериканцев.



Ладно. Старый Юг и в книге Маргарет Митчелл, и в фильме 1939 года действительно романтизирован, а чернокожие представлены стереотипно: все они глуповаты, наивны, не способны выжить самостоятельно, преданы белым хозяевам и всем довольны. Именно так, наверное, рабовладельцы их и воспринимали, будто они — не совсем люди. Собственность, вроде животных. Когда отец Скарлетт покупает рабыню вместе с ее маленькой дочерью, Скарлетт возмущается: «Боже милостивый, неужели три тысячи, папа! И совершенно ни к чему было покупать еще и Присси!» В общем, понятно, почему против этого киношедевра протестуют в США — признание реальности для активистов важнее, чем сохранение утопической памяти.



Но ведь не только чернокожие — еще и женщины в «Унесенных» показаны стереотипно. Раньше считалось, что история о сильной дочери владельца плантации — это история о феминистке, рассказанная задолго до того, как движение за права женщин набрало силу. Но если разобраться — при чем тут феминизм? Да, Скарлетт изо всех сил старается сохранить себя и свою семью в стране, опустошенной гражданской войной. Но разве не все женщины во все времена поступают так же? Единственное, чем отличается мисс О'Хара от своих современниц,— слишком дерзкая. Нарушает правила, танцует в траурном вдовьем одеянии, отбивает кавалера у собственной сестры, пытается увести мужа у Мелани...



Но это и есть общепринятый образец восприятия женщин! Скарлетт О'Хара — персонаж, воплощающий все худшие гендерные стереотипы, приписываемые нам во все века. Она помешана на нарядах и танцульках. Она нарциссическая, хитрая сплетница. Не любит других женщин. Выходит замуж ради денег. Манипулирует: «От слез может быть толк, когда рядом мужчина, от которого нужно чего-то добиться». Абсолютно не способна к саморефлексии, знай талдычит это свое «Я подумаю об этом завтра».



Ей нравится кокетничать, но совсем не нравится секс. Единственный раз ей приятно — когда ее берут силой. И хотя ей до смерти страшно и больно, хотя она говорит «нет» пьяному Ретту, на самом деле это, конечно, означает «да», как и во всех анекдотах про изнасилование. «Впервые в жизни она встретила человека, который оказался сильнее ее, человека, которого она не смогла ни запугать, ни сломить, человека, который сумел запугать и сломить ее…» Ну и где протесты феминисток? Где лекции перед фильмом, призывающие задуматься о сомнительных сексистских ценностях, которые насаждал Голливуд?



Скарлетт жила в обществе, беспощадном не только по отношению к рабам. Патриархальные законы XIX века не позволяли ей заниматься бизнесом, самостоятельно путешествовать, учиться, голосовать — женщинам в итоге понадобилось даже больше времени, чем чернокожим, чтобы добиться реальных избирательных прав. Штат Джорджия не признавал насилие в браке, и Скарлетт не смогла бы защитить себя. Но почему ее не защитила сама Митчелл? Почему женщина позволила женщине, своей героине, испытывать удовольствие от изнасилования?.. А почему Митчелл позволила рабам в книге наслаждаться своим положением и даже сражаться за рабство?..

Один из самых известных в мире романов и фильмов ставит перед нами больше вопросов, чем кажется поначалу. Одной лекцией тут не обойдешься...

Моя колонка