February 6th, 2018

фб

Стало известно, в каком возрасте человек получает наибольшее удовольствие от секса



Данные ежегодного опроса Single Singles in America, проводимого при поддержке ученых Индианского университета, показали возраст наибольшего сексуального удовольствия у человека.

Так, оказалось, что самыми счастливыми в этом смысле можно назвать людей после 60 лет.

Респонденты признались организаторам вопроса, что наибольшее удовлетворение от своей сексуальной жизни мужчины испытывают в возрасте 64 лет, а женщины — в 66 лет.
фб

Стирка в Нью-Йорке



«Подавляющее большинство квартир в Нью-Йорке не оборудовано стиральными машинами. Это - распоряжение жилищных кооперативов. Прогресс в город пришел, как и везде, нежданно-негаданно, и оказалось, что 90% домов не приспособлены к чудесам техники. Нет специальных мощных розеток, нет системы слива воды, а «шланг в унитаз» - это потенциальные десятки тысяч долларов за порчу потопом чужого имущества. И вот владельцы домов взяли и запретили стиралки в квартирах в принципе. У меня, например, на этой квартире в арендном контракте прописано выселение в случае попытки установить стиралку.

Только самые счастливые жители новых зданий могут похвастаться своей laundry. Иметь стиральную машину в квартире в Нью-Йорке - это как спать с Бийонсе - круто, вызывает зависть, служит предметом часовых разговоров с охами, ахами и катарсисом. На новоселье в такой квартире гости открывают машинку, засовывают туда голову, чтобы убедиться, что это не мираж, тыкают кнопочки, гладят по пластиковым бокам и пьют за ЛОНДРИ. Кому-то повезло меньше - стиралки есть не в квартире, а в здании, например, в подвале и ими могут пользоваться только жильцы. Ну и есть остальные (коих - большинство), кто или ходит в ландромат, или отдает своё шмотьё в прачечную.

Шо такое ландромат? Это то самое романтичное место из голливудских фильмов, где рождаются семьи, ведутся душевные разговоры, пьётся кофа и летают купидоны. Ага. Ага.

Харитон. Ульяна. Йовлампий.

Никакой романтики там нет. Стоит куча старых стиральных машин, которые за $2,75 готовы испортить тебе новые трусы или недовывести жирное пятно с рубашки. После стирки принято белье сушить в другой машине. Еще $2,75. Порошков тут нет - все ходят с пластиковыми бутылями жидкого Тайда. Не спрашивайте. Пипец.

Альтернатива - китайские прачечные. Приносите барахло. Его взвешивают. Платите доллар за паунд (полкило примерно) белья. Его стирают. На следующий день выдают вам ваши вещи без трех носков, но с чужим полотенчиком, аккуратно сложенные в стопочку. Удобно.

Вещи от такого ухода убиваются в хлам. Поэтому гардероб Нью-Йоркца - джинсы и футболка зимой, трусы и панамка летом. Мужчины ходят в разных носках и не парятся, женщины галопируют в растянутых свитерах и трениках.

Мода убита прачечной индустрией и уверенным пофигизмом в отношении собственного внешнего вида».

https://t.me/AmericaLive
фб

Веку не солги...



Я плохо этот фильм помню. О существовании знаю, но даже не уверена, что смотрела его. (Революция, погони, стрельба - это меня всегда мало волновало). Но сейчас на "Радио Книга" услышала рассказ о создании "Неуловимых" и несколько строчек из этой песни. Кольнуло: ох, что это? Начала искать - стихи Роберта Рождественского, музыка Яна Френкеля, исполняет Владимир Трошин. Гениально. Вот такое внезапное открытие взрослого человека - песня "Глухо спит война".

Глухо спит война,
Полночь холодна,
Ветер гудит как струна,
Сердце, не грусти,
Птица, прочь лети,
Пуля, вдали просвисти,
Сердце, не грусти.

Много сотен дней
Только храп коней,
Отблеск тревожных огней,
Горе и беда
Сгинут навсегда,
Плечи расправят года.

Веку не солги,
Другу помоги,
Струсить в бою не моги.
День наш не погас,
Может и не раз
После расскажут про нас.

Песней станем мы,
Сказкой станем мы,
Будем как правда прямы.
Жили мы не зря,
Были как заря
В небе победно горя!