February 21st, 2017

фб

«Старые, толстые, страшные» бортпроводницы подали в суд на Аэрофлот



Стюардессы, которые сами себя в шутку называют группой СТС — «старые, толстые, страшные» — рассказали, что в прошлом году компания начала давить на сотрудниц старше 40 или с размером одежды больше 46-го, уменьшая им зарплаты и лишая их возможности работать на международных рейсах, которые лучше оплачиваются.

Несогласные с таким подходом бортпроводницы уже писали жалобы Путину, обращались за помощью в прокуратуру, а теперь подали заявления в суд, обвиняя "Аэрофлот" в нарушении их трудовых прав и дискриминации сотрудников по внешнему виду, весу и возрасту.

Новая политика компании вредит не только самим бортпроводницам, но и пассажирам: как отметил президент Шереметьевского профсоюза летного состава, молодые стюардессы, которых ставят на международные полёты, менее опытны и могут неправильно повести себя в критической ситуации.

Евгении Магуриной 41 год, у нее высшее лингвистическое образование. В "Аэрофлоте" она с 2010 года, бортпроводник 1-й (высшей) категории, всего в авиации больше 15 лет. Еще недавно Магурина была старшим бортпроводником, летала в основном за границу и получала от руководства поощрения за хорошую работу, но с лета прошлого года небо для нее открыто лишь над Россией. И в таком же положении, как Магурина, оказалось около 400 стюардесс, кто по возрасту и внешнему виду не вписался в новые негласные правила авиакомпании.
Collapse )
фб

Остров бывших отцов



Наверняка есть такой где-то далеко, в океане, море или большой черной луже.

Бывшие папы отправляются туда, чтобы заниматься важными делами, куда более важными, чем их оставленные на других берегах дети.

На этом острове нет связи. Поэтому папы не могут звонить детям, писать им, поздравлять с днем рождения или Новым годом. Не могут спросить, как дела в школе, не болит ли коленка, как прошел спектакль и научился ли сын кататься на двухколесном велосипеде, а дочка - нырять и правильно выговаривать букву Р.

Приехать папы тоже не могут - с Острова бывших отцов не ходят паромы, катера и корабли. Папы сидят у берега в утлых лодчонках или прямо на земле, смотрят в небо, на Малую Медведицу. Они смутно припоминают, что где-то далеко и у них осталось что-то маленькое, важное. Но память становится все слабее.

Они уже не помнят, как радовались своему ребенку. Как ехали в роддом эдакими именинниками, с наклейкой "Спасибо за сына" на стекле. Как купали малыша в ванночке и как он удивленно улыбался, касаясь воды лысеньким затылком. Как кормили его с ложки и инстинктивно открывали рот вместе с ним. Как играли в самолетик, как смотрели один и тот же мультик по сто раз, как пели колыбельную собственного спонтанного сочинения.

Это даже хорошо, что папы не помнят. Не помнишь - значит не знаешь. Не знаешь, что твоя дочь засыпает с плюшевой мышкой, которую ты подарил ей много лет назад, потому что она "пахнет папой". Не знаешь, что у твоего сына в день рождения была температура 39 и он ждал, что ты приедешь, а потом просто лежал лицом вниз и плакал. Не знаешь, что один из выходных у них всегда на всякий случай свободен - вдруг с Острова бывших отцов все-таки начнут ходить корабли с белыми парусами.

Но пока кораблей нет, воспоминания меркнут, Малая Медведица светит ярко.

Приходится обживаться на Острове бывших отцов, начинать новую жизнь. Интересную и полную, в которой нет маленьких проблем и маленьких радостей, а все только большое, важное и взрослое.

В которой ты просто больше не папа и все.


___

Евгения Батурина