фб

radulova


Наталья Радулова


Previous Entry Share Next Entry
Из зашифрованных дневников Сэмюэля Пипса
фб
radulova


Сэмюэль Пипс (1633-1703) - английский чиновник морского ведомства, автор знаменитого дневника (1660—1669) о повседневной жизни лондонцев периода Стюартовской Реставрации. Его дневник был записан по стенографической системе Томаса Шелтона, затруднявшей чтение посторонними лицами, и хранился нетронутым в библиотеке колледжа Магдалины до начала XIX века, когда и был расшифрован.

Сегодня утром, обнаружив, что некоторые вещи лежат не там, где им надлежит, схватил метлу и стал колотить горничную до тех пор, пока она не закричала на весь дом, чем крайне мне досадила.
1 декабря 1660 года

Пригласил в «Тюрбан» старых своих знакомых по Казначейству и накормил их отличным говяжьим филеем, каковой, вместе с тремя бочонками устриц, тремя цыплятами, большим количеством вина и веселья, и составил обед наш. Собралось в общей сложности человек двенадцать. Сдуру наобещал им, что буду угощать их обедом каждый год и так до конца своих дней. Наобещал — но выполнять обещание не собираюсь.
30 декабря 1661 года


Элизабет Пипс, жена автора дневников.

Обедали с капитаном Ламбертом и беседовали о Португалии, откуда он недавно прибыл. Говорит, что место это очень бедное и грязное, — речь идет о Лиссабоне — городе и королевском дворе. Что король очень груб и примитивен; не так давно за то, что он оскорбил какого-то дворянина, назвав его «рогоносцем», его чуть было не отправили на тот свет; ему устроили засаду и наверняка пронзили бы шпагой, не скажи он им, что он их король. Говорит, что в окнах там нет стекол — нет и не будет. Что королю прислуживает дюжина ленивых охранников, носят ему за отдельный стол мясо, порой в глиняных мисках, а иногда ничего кроме фруктов и время от времени полкурицы. И что сейчас, когда — их инфанта станет нашей королевой, ей будут подавать целую курицу или гуся, что для нее в диковинку.
17 октября 1661 года

Поскольку жена и горничные жаловались на мальчишку, я вызвал его наверх и отделывал плеткой, пока не заболела рука, и, однако ж, мне так и не удалось заставить его признаться во лжи, в которой его обвиняют. В конце концов, не желая отпускать его победителем, я вновь взялся за дело, сорвал с него рубаху и сек до тех пор, пока он не признался, что и в самом деле выпил виски, от чего все это время с жаром отрекался. А также сорвал гвоздику, главное же, уронил на пол подсвечник, от чего отпирался добрые полчаса. Надо сказать, я был совершенно потрясен, наблюдая за тем, как такой маленький мальчик терпит такую сильную боль, лишь бы не признаться во лжи. И все же, боюсь, придется с ним расстаться. Засим в постель; рука ноет.
21 июня 1662 года

Вернувшись домой, застал жену в слезах. Купив себе новый шелковый корсаж, она ехала домой, когда в Чипсайде какой-то человек, приблизившись к экипажу, осведомился, как пройти в Тауэр. Покуда она ему отвечала, другой человек подошел с противоположной стороны, схватил лежавший у нее на коленях сверток и пустился с ним наутек. Пришел от рассказанного в бешенство — но ничего не поделаешь.
28 января 1663 года

Допоздна разговаривал с женой о супруге доктора Кларкса и о миссис Пирс, коих мы недавно у себя принимали. Очень сожалею, что у жены моей так по сей день и нет сносной зимней одежды; стыдно, что она ходит в тафте, тогда как весь свет щеголяет в муаре. Засим помолились и в постель. Но ни к какому решению так и не пришли, придется ей и впредь ходить в том же, в чем и теперь.
29 декабря 1662 года

Утренняя беседа с женой, в целом приятная, немного все же меня огорчила; вижу, что во всех моих действиях она усматривает умысел; будто я неряшлив специально, чтобы ей было чем заняться, чтобы она целыми днями сидела дома и о развлечениях не помышляла. Жаль, что это ее заботит, однако в ее словах есть доля истины, и немалая.
27 августа 1663 года

Вечером — дома с женой, все хорошо. Жаль только, что сегодня она забыла в карете, в которой мы ехали из Вестминстера (где ночевали), свой шарф, а также белье и ночную рубашку. Надо признать, что следить за свертком велено было мне, и все же в том, что я не забрал его из кареты, виновата она.
6 января 1663 года

Выезжая из Уайтхолла, повстречал капитана Гроува, который вручил мне письмо; сразу же разглядел, что в конверте деньги, и сообразил, что это, должно быть, часть суммы, котоpую он заpаботал на оснащении напpавляющихся в Танжеp судов. Однако вскрыл письмо не раньше, чем пришел в присутствие, разорвал конверт, не заглядывая внутрь и дождавшись, пока деньги сами не выпадут наружу, чтобы потом сказать, если вдруг будут допытываться, что денег внутри не видал. Внутри оказалась одна золотая монета и 4 гинеи серебром.
3 апреля 1663 года

В Вестминстер-холле разговорился с миссис Лейн и после всех рассуждений о том, что она, дескать, более с мужчинами дела не имеет, в минуту уговорил ее пойти со мной, назначив ей встречу в Рейнском винном погребе, где, угостив омаром, насладился ею вдоволь; общупал ее всю и нашептал, что кожа у нее точно бархат, и действительно, ляжки и ноги у нее белы, как снег, но, увы, чудовищно толстые. Утомившись, оставил ее в покое, но тут кто-то, следивший за нашими играми с улицы, крикнул: «Кто вам дал право целовать сию благородную особу, сэр?» — после чего запустил в окно камнем, что привело меня в бешенство; остается надеяться, что всего они видеть не могли. Засим мы расстались и вышли с черного хода незамеченными.
29 июня 1663 года

Всю первую половину дня занимался с женой арифметикой; научил сложению, вычитанию и умножению, с делением же повременю — покамест начнем географию.
6 декабря 1663 года

В Мурфилдсе встретил мистера Парджитера, с коим долго гуляли по полям <...>, беседуя главным образом о России, каковое государство, по его словам, — место весьма печальное. И хотя Москва город громадный, люди там живут бедно, дома, между коими огромные расстояния, тоже бедные, даже государь и тот живет в деревянном доме; занятия же его сводятся к тому, что он напускает на голубей ястреба, который гонит их миль на десять-двенадцать, после чего бьется об заклад, какой из голубей быстрее вернется домой. Всю зиму сидят по домам, некоторые играют в шахматы, остальные же пьют. Женщины там ведут жизнь рабскую. Во всем дворце не найдется, кажется, ни одной комнаты, где бы было больше двух-трех окон, из них самое большое не больше ярда в ширину или в высоту — дабы зимой тепло было. От всех болезней там лечатся парильнями; те же, кто победнее, забираются в заранее нагретые печи и там лежат. Образованных людей мало, по-латыни не говорит никто, разве что министр иностранных дел, да и тот по случайности.
16 сентября 1664 года

Вернувшись сегодня вечером домой, принялся изучать счета моей жены; обнаружил, что концы с концами не сходятся, и рассердился; тогда только негодница призналась, что, если нужная сумма не набирается, она, дабы получить искомое, добавляет что-то к другим покупкам. Заявила также, что из домашних денег откладывает на свои нужды, хочет, к примеру, купить себе бусы, чем привела меня в бешенство. Больше же всего меня тревожит, что таким образом она постепенно забудет, что такое экономная, бережливая жизнь.
29 сентября 1664 года

Вчера вечером легли рано и разбужены были под утро слугами, которые искали в нашей комнате ключ от комода, где лежали свечи. Я рассвирепел и обвинил жену в том, что она распустила прислугу. Когда же она в ответ огрызнулась, я ударил ее в левый глаз, причем настолько сильно, что несчастная принялась голосить на весь дом; она пребывала в такой злобе, что, несмотря на боль, пыталась кусаться и царапаться. Я попробовал обратить дело в шутку, велел ей перестать плакать и послал за маслом и петрушкой; на душе у меня после этого было тяжко, ведь жене пришлось весь день прикладывать к глазу припарки; глаз почернел, и прислуга заметила это. - 19 декабря 1664 года

Шел полем домой и при свете факела, который держал передо мной один из моих лодочников, читал книгу; стояла прекрасная лунная ночь.
27 декабря 1665 года

Встал и отправился в «Старый лебедь», где встретился с Бетти Майкл и ее мужем; Бетти, за спиной у su marido2, удостоила меня двух-трех жарких поцелуев, чем привела в совершеннейший восторг.
5 августа 1666 года

Встал и, собравшись, в присутствие; немного потрудился и по возвращении обнаружил, что Люси, кухарка наша, по недосмотру оставила входную дверь открытой, что привело меня в такое бешенство, что я пинком ноги в зад загнал ее на крыльцо, где отвесил ей солидную оплеуху, свидетелем чему стал мальчишка-посыльный сэра У. Пенна; это привело меня в еще большее бешенство, ибо я знаю: он доведет увиденное до сведения хозяев, а потому ласково улыбнулся сорванцу и обратился к нему совершенно спокойно, дабы он не подумал, что я сержусь; и все же история эта не идет у меня из головы.
12 апреля 1667 года

Все утро у себя в комнате: занимался делами, а также почитывал «L'ecole des Filles»; книжонка весьма непристойная, однако и здравомыслящему человеку не мешает изредка читать подобное, дабы лишний раз убедиться в человеческой подлости.
9 февраля 1668 года

Вечером ужинал у нас У. Бейтлир; после ужина Деб расчесывала мне парик, что привело к величайшему несчастью, какое только выпадало на мою долю, ибо жена, неожиданно войдя в комнату, обнаружила девушку в моих объятиях, а мою руку под ее юбками. На беду, я так увлекся, что не сразу жену заметил; да и девушка тоже. Я попытался было изобразить невинность, но жена моя от бешенства потеряла дар речи; когда же обрела его вновь, совершенно вышла из себя. В постели ни я, ни она отношения не выясняли, однако во всю ночь оба не сомкнули глаз; в два часа ночи жена, рыдая, сообщила мне под большим секретом, что она католичка и причащалась, что, разумеется, меня огорчило, однако я не придал этому значения, она же продолжала рыдать, касаясь самых разных тем, пока наконец не стало ясно, что причина ее страданий в увиденном накануне. Но что именно ей бросилось в глаза, я не знал, а потому счел за лучшее промолчать. <...>
25 октября 1668 года

Жена говорит, что Деб сегодня утром куда-то отправилась и по возвращении сообщила, что нашла себе место и завтра утром уходит. Это немало меня опечалило, ибо, по правде сказать, я испытываю сильное желание лишить эту девушку невинности, чего бы я, вне всякого сомнения, добился, если бы yo имел возможность провести con5 ней время, но теперь она нас покидает, и где ее искать, неизвестно. Перед сном жена предупредила меня, что не позволит мне не только поговорить с Деб, но даже с ней расплатиться, поэтому я выдал жене 10 гиней, жалованье Деб за полтора с лишним года, и деньги эти жена отнесла ей в комнату. Засим в постель, и, слава Господу, на этот раз, впервые за последние три недели, мы провели ночь в мире и согласии.
13 ноября 1668 года

Встал с мыслью о том, что надо бы передать Деб записку и немного денег, с каковой целью завернул в бумагу 40 шиллингов, однако жена не спускала с меня глаз ни на секунду; она пошла на кухню до меня и, вернувшись, сказала, что она (Деб. А. Л.) там, а потому мне туда заходить нельзя. После того как она повторила это несколько раз, я не выдержал и вспылил, чем привел ее в бешенство; обозвав меня «собакой» и «скотиной», она заявила, что я бездушный негодяй, и все это, сознавая ее правоту, я стерпел. <...> Ушел в присутствие с тяжелым сердцем; чувствую, что не могу забыть девушку, и испытываю досаду из-за того, что не знаю, где ее отыскать; более же всего гнетет меня мысль о том, что после случившегося жена возьмет надо мной власть и я навсегда останусь ее рабом. <...>
14 ноября 1668 года

Преисполнился решимости, если только удастся преодолеть этот разлад, избавить жену впредь от подобных переживаний этих и каких-либо других тоже, ибо нет на свете большего проклятия, чем то, что происходит сейчас между нами; а потому клянусь Богом никогда более не обижать ее, о чем с сегодняшнего вечера каждодневно буду молиться в одиночестве у себя в комнате. Господь знает, что пока я не способен еще возносить Ему молитвы от всего сердца, однако, надеюсь, Он сподобит меня с каждым днем бояться Его все больше и хранить верность моей бедной жене. <...>
19 ноября 1668 года

В 1669 году жена Пипса умерла. Сам Пипс с 1672 года был секретарем Адмиралтейства. С 1684 года — секретарь короля по военно-морским делам. Пипс перестал вести записи в 1669 году, вероятно из-за проблем со зрением, а диктовать их постороннему лицу не хотел. Отошел от публичной жизни он в 1700 году, покинул Лондон, удалившись в своё имение, где через несколько лет и умер.

  • 1
интересно. поражает постоянное насилие над людьми более низкого положения.
вообще какой то животный уровень того поколения

англичане не изменились с того времени, как жывотными были так жывотными и остались.

Это было принято в то время, и не только в Англии

Кажется, с датами в последнем абзаце что-то не то. Президент научного общества в 32 года? Проблемы со зрением с 36 лет?

Edited at 2016-12-19 01:00 pm (UTC)

16-летний Пушкин писал: "В комнату вошел старик лет 30"
Тынянов: "Николай Михайлович Карамзин был старше всех собравшихся. Ему было 34 года — возраст угасания"
Марья Гавриловна из "Метели" Пушкина была уже немолода: "Ей шел 20-й год".
"Увы, Татьяна - не дитя, старушка молвила, кряхтя". Сие было сказано о 36-летней матери Татьяны Лариной
Чехов Учитель словесности :" На свадьбе младшей сестры Манюси 18 лет у старшей ее сестры Вари случилась истерика. Потому что этой старшей было уже 23, и время ее уходило, а может быть, уже ушло... "

у меня в 32 года сломался передний зуб. наверное в то время так бы и ходила беззубая. значит старушка :)

конечно))
а еще люди от аппендицита умирали и т.д. и т.п.

Хорошо жить в 21 веке.

И тем не менее, я была-таки права, ошибка в дате была (сейчас Радулова убрала эту фразу вообще). Смотрим Википедию:
"С 1665 — член Королевского научного общества (в 1684—1686 годах — его президент)."

Средняя продолжительность жизни в то время не дотягивала даже до 50 лет. В чем вы увидели нестыковку? Человек 17го века в 36 был уже немолод со всеми сопутствующими болячками.

а что не так со зрением. Мало ли чем он болел. В статьях про старение так и пишут: после 30-ти зрение начинает снижаться.

Ну, чтобы оно в возрасте 36 лет упало настолько, что человек не мог делать записи, но при этом еще около 20 лет вел активную общественную и политическую деятельность - это, согласитесь, не очень вероятно. А ошибка все-таки была - президентом Королевского научного общества он стал не в 1665, а в 1684 году, что и выглядит гораздо более правдоподобно.

если при свете факела читать по ночам, то возможно и не такое

ни чё не изменилось.... воришки барсеток, взяточники, секс с прислугой....итог всему этому фингал жене

не были мы в те времена в московии, так что тоже не будем про нее пукать)))

Ну да, зато великая Россиюшка с крепостным правом и Салтычихами была куда как просвещенней и гуманней

интересно. поражает постоянное насилие над людьми более низкого положения.
вообще какой то животный уровень того поколения

жж фиксина напоминает

Надеюсь после того, как отправил на тот свет жену в ещё достаточно молодом возрасте, лапать служанок больше ничего не мешало?


интересно. поражает постоянное насилие над людьми более низкого положения.
вообще какой то животный уровень того поколения

(Deleted comment)
Судя по дневнику- автор, редкий мудак.

Ничего в их культуре так и не изменилось. Англосаксы.

Прочитал этот пост и

Прочитал этот пост и это привело меня в такое бешенство, что я разбил молотком монитор и печатаю сей комментарий вслепую.

Edited at 2016-12-19 07:06 pm (UTC)

Интересный документ

Во первых, аутентичность текста. Всетаки литературных подделок понаплодили тысячами.
Во вторых, чем-то напомнило дневник Николая Второго, что сразу же нас отсылает к во-первых.
В третьих - это так мило.

Вечные ценности - блядство, насилие...

Жена страшненькая, а фотки служанки нет?))

Так и Самюэль не секс символом выглядит.

Зато черты лица у них схожи))

Наташ ну насчёт сходства ты все таки перегибаешь))

У Самюэля какая-то бабья ряха. Стало быть похожи...

Согласно кросс-культурным этнографическими исследованиям поколачивали жен в той или иной степени повсюду в прошлом, детей тоже. Это сейчас мы живем в период диктата прав человека, к счастью

Он мне напоминает Фиксина.)

  • 1
?

Log in